• Сегодня: Воскресенье, Август 19, 2018

«Человек страшнее тигра». Что криминальный журналист рассказала о своей профессии

11882335_838641042871884_9047464359012601892_o

Обозреватель Оксана Грибкова – о резонансных новостях, доверии источников и профдеформации.

Криминальный журналист портала РИА «Воронеж» Оксана Грибкова рассказала об особенностях своей профессии. В интервью она описала, как онлайн делает резонансные новости о происшествиях. Оксана объяснила, как справляется с негативом из-за профессиональной деформации, как заслужить доверия у источника и чего ждать нового в журналистике.

– Что самое интересное в работе криминального журналиста? 
– Отработка резонансных происшествий. Стоит чему-то случиться – и у тебя должен быть готов качественный текст. И так, чтобы быстрее и подробнее, чем у конкурентов. Например, в сентябре была громкая история с перлевским убийцей Владимиром Меркуловым, которого искали по всему городу. Он убил бабушку и ее маленькую внучку, ранил сотрудницу прокуратуры. И где-то бегал с обрезом ружья.

Мы тему трое суток отрабатывали. Я старалась вообще никуда от компьютера не отходить, чтобы постоянно давать свежую информацию. К сожалению, больше сидела на телефоне, чем работала там, где он напал на людей или потом застрелился. Оказалась полезнее, общаясь с источниками, о которых удавалось получать эксклюзивную информацию.

– Какое дело или процесс были самыми запоминающимися лично для вас? 
– За 10 лет много всякого было. Стараюсь не концентрироваться на преступлениях, чтобы не впускать в себя чужое горе. Конечно, произвела впечатления первая криминальная история, которую я писала в 2005 году – о гибели двух подростков в здании БСМП. Запутанное оказалось дело. Сначала задержали двух подозреваемых-ровесников погибших, уже собирались их судить. Но через полгода нашли настоящих убийц. Помню, как тяжело было общаться с родственниками жертв, смотреть на убийц в суде в клетке. Сейчас такого уже нет.

В онлайн-журналистике ежедневная текучка, большой объем информации и новостей. Поэтому многие вещи быстро забываются. Из последнего в онлайн-потоке запомнились поиски мальчика Димы в Борисоглебске, о которых мы писали две недели. Его тело нашли в яме с мазутом. Адски нелепая история, потому и запомнилось.
– Криминальная хроника всегда набирается много просмотров. Почему так получается, как вы думаете? 
– Мы, кстати, проводили опрос, почему люди читают плохие новости. Результат удивил. Психолог рассказала, что чтение криминальных новостей помогает сбросить нервное напряжение, доставляет определенное удовольствие, помогает с выбросом адреналина.

Криминала еще слишком много в информпространстве. Пресс-службы силовых ведомств работают хорошо, много всего сообщают. Хотя, на мой взгляд, про небольшие происшествия – кражи, разбои, грабежи – можно и не всегда рассказывать. Негативный фон создает именно количество, а то, что все случившееся в области за сутки какая-то жуть или адский ад.

– Как семья относится к вашей профессии?
– Смирились (смеётся). Это, конечно, смешно бывает – забегаешь домой с горящими глазами и с порога начинаешь радостно: «Знаешь, дали историю про педофила! Ох, и напишу». У меня муж тоже журналист, до недавнего времени был у меня редактором, поэтому все смешалось в доме.

На работе у меня еще та репутация. Коллеги часто шутят, что я «страшная женщина» и знаю много разных способов спрятать труп. Всё пытаются консультироваться.

– Эти знания помогают вам в жизни? 
– Нет (смеётся), я очень законопослушная, я даже для одного репортажа сдавала отпечатки пальцев. Хотя стоило бы держать в секрете свои отпечатки пальцев. Но чего только не сделаешь для хорошего материала.
– Как изменилась криминальная журналистика за последние годы? 
– Усилилась роль социальных сетей. Мы все чаще узнаём о происшествиях от пользователей, которые обсуждают их в группах. Если что-то случилось недавно, сразу выезжаем. Репортаж с места, информация от очевидцев – лучшее, что мы можем дать читателям. Силовикам иногда сильно мешаем работать, которые сами еще разбираются, а мы уже новости строчим. Если не успели на место, узнаем подробности от полицейских или следователей. Тоже интересная работа, строится на доверии к журналисту. И надо его оправдать, соблюсти баланс – и новость написать, и не подставить. С такими темами, не подумав, легко навредить источнику.

– Как я понимаю, не вся информация используется для новостей, но вы её знаете. Это как-то отражается на тексте?
–  Конечно. Вообще, чем больше подробностей журналист знает, тем лучше. Даже если ты не можешь это напечатать, ты в любом случае способен правильно расставить акценты в тексте. Да и если нельзя сейчас, всё равно наступит момент, когда будет можно информацию озвучить.

– Десять лет работы в криминальной журналистике повлияли на ваше мировоззрение?
– О да, я жуткая параноичка. Перед выходом из дома сто раз проверяю газ и розетки с утюгом, кофеваркой, феном. Еще слишком много волнуюсь за дочку, что плохо для нее перепроверками и лишними запретами.

На мой взгляд, большинство преступлений случайны. Какие-то адские убийства обычно предваряет цепь совпадений. Девочка Таня в Павловске отпросилась с уроков из-за плохого самочувствия, пошла домой. А там дурачок с ножом стоит, думает кого бы ограбить. И надо тут этой девчонке оказаться в то же время в том же месте. И умерла из-за дешевого мобильника. Слабоумный этот ее завел в болото и утопил. Нашли его на удивление быстро, суд отправил не в тюрьму, а лечиться. А девочки уже нет.

– Каким вы видите будущее криминальной журналистики?
– Здесь стоит отталкиваться от будущего журналистики в целом. Естественно, переход в онлайн, больше видео-контента, упор на «объяснялки», опросы… К примеру, пару лет назад были популярны колонки как мнения, а сегодня людям больше нужна объясняющая журналистика.

Нельзя писать текст ради текста, нужно чтобы читатель понял: что, где и почему произошло. Нужно быстро меняться вместе с трендами.  На журфаке нас учили базовым вещам, а подстраиваться приходится под постоянно изменяющуюся действительность. Речь, прежде всего, о форматах, которые стоит разрабатывать под потребности читателей.

–  Какие советы вы можете дать начинающим журналистам?
– Несмотря на изменения в форматах, всегда важен человек. Для успешной работы журналиста нужна репутация, доверие источников. А чтобы человек рассказывал какие-то важные вещи, он должен понимать, что ты «в теме». К примеру, в криминале силовики не будут серьезно разговаривать с журналистом, который спросил о том, по какой статье «завели дело». Дела не «заводят», а «возбуждают».

Собеседнику будет приятно знать, что к разговору или встрече с ним готовились. Журналисты в любой сфере дилетанты. Поэтому у нас в редакции каждый отвечает за свое направление. Если ты пишешь про культуру, то тебя не перебросят на криминал. Хотя на дежурствах всякое бывает, но не в ежедневной работе.

– Как вы справляетесь с негативом?
– Прошли те времена, когда я убивалась над каждой историей. Здоровый цинизм и профессиональный интерес компенсируют все печали. Очень интересно следить за развитием дела: вот только искали преступника, а через несколько месяцев в суде ты можешь на него посмотреть и узнать все подробности. Задача журналиста – пропускать это через себя только для того, чтобы рассказать людям. И если давать волю эмоциям, то это должны быть эмоции участников событий, а никак не журналиста.

– По вашим наблюдениям, что в криминальной журналистике больше интересно читателям?
– Людям интересно читать о людях. Схематичные копипасты из пресс-службы мало кому понравятся. В тексте обязательно должен быть человек, его история. Ещё хорошо читаются врачебные истории, ДТП, резонансные дела с громкими именами, конечно.

– Вас не перестаёт удивлять жизнь? Я читала вашу статью о мужчине, у которого откусили кончик носа…
– Да, это была нетипичная история. Работа журналиста тем и интересна, что нет рутины – каждый день что-то новое. При этом часто с утра не можешь предсказать, чем будешь заниматься и о чем писать.  Вот недавно тигр по Воронежу гулял, сбежал из грузовой «Газели» при перевозке через Воронеж, его быстро поймали. Необычная новость, но, на мой взгляд, скорее, весёлая, чем печальная. Я коллегам сразу сказала –тут и переживать не о чем. Люди куда страшнее тигров. Лучше уж с тигром на улице Воронежа встретится, чем с кем-то типа перлевского убийцы.

Виктория Лантрат, фото из архива Оксаны Грибковой

  • Дмитрий Ответить
    7 месяцев назад

    Здравствуйте, интересует материал о беспределе кредитных организаций в сговоре с судейской системой ?

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>