• Сегодня: Пятница, Сентябрь 22, 2017

Как не стать мизантропом и найти дело по душе

kop

Мне довелось поучаствовать в качестве волонтёра в археологических раскопках некрополя под Керчью. Пробыл я в лагере две недели, и за эти две недели много чего изменилось в моей жизни.

 

lager
6:30

Звонит будильник. Открываю глаза и выползаю из палатки. Снаружи довольно зябко. Все разноцветные палатки нашего лагеря и вся трава в росе. Народ ещё спит, но кое-где уже начинается возня. Рядом пасётся деревенская лошадь, так как мы расположились на заброшенном участке прямо в селе. Вдали синеет море.

Умываюсь, ледяная водичка отлично взбадривает. Возвращаюсь в палатку, беру кружку, заварку и иду к столам под навесом. Тут основное место сбора всего лагерного люда и самое часто посещаемое, потому что тут кормят. Вместе с другими ранними птахами кипятим чайник и ждём, когда подтянутся остальные, а дежурные приготовят горячую кашу на завтрак. Утренний чай очень располагает к неспешной откровенной беседе.

Лагерный барбос крутится тут же в ожидании кормёжки. По нагретой солнцем жерди ползёт здоровущий зелёный богомол, вечером к собачим плошкам часто наведываются ежи, а по палаткам ползают крупные виноградные улитки. Кстати, как-то на обед мы набрали их целую кастрюлю и сварили. По вкусу похожи на кальмаров – живой белок.

 

ulitki

 

Шумят чайники, бряцают ложки и тарелки. Народ толпится в очереди за кашей и кипятком. Люди все разные: много молодёжи, но есть ребята и постарше, кто-то приехал целыми семьями, а кто-то в одиночку, одни из города-миллионника, а другие из провинции, есть беженцы с востока Украины. Есть тихони, есть яркие личности, есть люди с характерными одиозными чертами. И главное то, что каждый может найти себе подходящую компанию.

8:30

Завтрак закончен. Я натягиваю свою полевую одежду: линялую рубаху с длинными рукавами, соломенную шляпу, рабочие перчатки и иду в сарай за лопатой. Собрались и группками идём к месту раскопок. Полевая дорога по степи к морю занимает минут 10-15. Солнце уже высоко.

Мы копаем некрополь 1 века нашей эры. Некрополь – это «город мёртвых», фамильные подземные склепы, сложенные из массивных обтёсанных камней – для богатых, и простые могилки в виде каменных ящиков – для бедноты. На этом некрополе уже неоднократно работали как экспедиции, так и мародёры – «чёрные копатели». Поэтому большинство склепов и могил уже раскопаны. Но есть надежда найти нетронутые. Некрополь расположен на самом обрыве, который из года в год осыпается, поэтому важно быстрее изучить то, что осталось.

В то время всё побережье Чёрного моря было застроено: в каждой удобной бухте было по городу-полису, а вокруг ютились усадьбы с полями и виноградниками, основанные греческими поселенцами. Через них шла активная торговля и культурный обмен с местными царскими скифами, а позже и с сарматами. Постепенно греческая кровь и культура смешивалась с местной.

 

sklep

 

Особо плотная застройка была в районе Керченского пролива, что соединяет Азовское море с Чёрным. Через пролив шло множество кораблей, а, значит, торговля и жизнь буквально кипели. Современная Керчь стоит на месте древнего Пантикапея, Севастополь – Херсонес Таврический, а Крым назывался Тавридой или Таврикой – страной тавров (это местые скотоводы-охотники). В 1 в.н.э. города-полисы утратили былую самостоятельность под угрозой вторжения скифов и вошли в состав Босфорского царства, которое раскинулось по обе стороны Керченского пролива. Оно, в свою очередь, попало в зависимость от Рима. Так что римляне тоже ходили по Черноморским пляжам.

Сокровищ мы не нашли: глиняные черепки, рассыпающиеся в прах человеческие кости, скелеты домашнего скота, пара бусин – вот и все находки. По поводу черепков: обломков керамики очень много по всем дорогам и тропинкам Черноморского побережья. Знающий человек легко насобирает пригоршню. Зачем? Ну разве это не удивительно, что ты у себя под ногами видишь следы, которые оставили люди, жившие почти 2 тысяч лет назад, ходившие по тем же тропинкам, видевшие то же небо и то же море?!

До обеда мы копаем. С непривычки тяжело. Большинство волонтёров – неопытная молодёжь, поэтому энтузиазм снижается уже часам к десяти. Перекуры в тенёчке становятся всё продолжительней. Особенно, если начальство не наведывается. Водичка кончается. Силы тоже.

12.00

Заветный полдень. Кто-то идёт искупаться в море. Пляж полудикий ракушечный. Ракушек – море: всевозможные гребешки и крупные рапаны. Людей совсем немного: из местного санатория, из деревни, редкие гости из Керчи и мы. Как же приятно смыть с себя всю грязь и пыль!

Когда усталые с лопатами наперевес идём в лагерь, я завожу разговор о том, как удивительно, что греческие переселенцы обладали столь сильной созидательной активностью, что строили «город-сад» среди этой жаркой степи. Верили в богов, возводили им храмы…

А мне кажется, что у нас с ребятами нет той энергии, мы больше похоже на татар, которые пришли сюда позже. И вместе с ними в эти края пришла первобытная степь, сакли из конского навоза и запустение. А нам бы сидеть в теньке, потягивать кумыс, отгонять веточкой назойливых мух и не верить ни в каких богов, что требуют созидания. Мы не заряжены на активность. Ну, может быть, это я слишком пессимистичен.

Перед обедом принимаем душ, смывая остатки грязи и морской соли. Постирушки. Обед. Горячий чай лучше всего утоляет жажду на жаре. После обеда – свободное время. В палатках жарко, поэтому многие остаются за столами под навесом. Кто-то читает, кто-то беседует, а кто-то дремлет.

К вечеру народ выползает на прогулки по окрестностям. Кто-то идет купаться, кто-то начинает активные игры типа пляжного волейбола, кто-то перебрасывается в карты.

Поздним вечером на пляже был костёр. Здесь меня ждало разочарование: ребята не поют. Достаточно смелые и самостоятельные, чтобы дотащиться в такую даль одному, стесняются петь! Все жмутся, все зажатые и всем как-то неловко. Один старший парень правильно сказал: «Мы должны развлекать себя сами – не ждите, что кто-то это сделает за вас!»

Вот такой плачевный результат современной жизни и современного образования: нет опыта коллективного пения, нет общности, нет даже знания песен, которые можно не только слушать по плееру, но и петь самому, нет общих песен и нет потребности в пении. Эх. А как хотелось пропеть «Крылья» и «Спаситель ходил по воде» Наутилосов, «Орёл девятого легиона», «Целуя знамя» Высоцкого, да и много чего ещё. Ну, ничего, ребята все хорошие, будут стараться, и у них обязательно всё получится.

Я очень боялся послать свою заявку на участие в экспедиции. К тому моменту заявок было подано множество, и у меня не было ни одного из необходимых знаний и опыта: я не участвовал до этого в раскопках, я не был врачом, я не был студентом истфака, я не ходил в походы. Но потом я пересилил себя и написал развёрнутый комментарий в анкете, в котором сделал акцент на своей любви к истории и указал, что я способный, контактный и выносливый. Всё это – неправда. Вернее, не совсем правда. В то время я работал программистом, всё своё свободное время безвылазно сидел дома, друзей у меня отродясь не было, и сам стал потихоньку окукливаться и становиться мизантропом.

Максим Субъенковский

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>