• Сегодня: Среда, Октябрь 17, 2018

«Я вернусь сюда…»

vUiIxjr9xVg
Ежиный корреспондент
Ежиный корреспондент
Сентябрь11/ 2018

Легко ли нашему консервативному уму решиться поехать в единственный месяц отпуска куда-нибудь кроме нагретого пляжа? Легко променять Чёрное море на Белое, а номер в отеле на палатку? Порой, очень тяжело, но крайне необходимо!

УАЗ, нагруженный припасами, тёплыми вещами и спальниками мчится по трассе прочь от города. Нас шестеро; двое взрослых и четверо детей. Нам хорошо; открыты окна, в которые задувает жаркий, но приятный густой воздух, бутерброды розданы, чай дожидается в стаканах нас-болтушек. Мы делимся желаниями и переживаниями о предстоящих двух неделях. Приятным дополнением стал заезд в Москву, поесть ГУМовского мороженного, на Валдай в гости к родственникам, в Питер, на классическую водную прогулку по Неве, да на пикник в центре города, с видом на Александро-Невскую лавру.

Про Петрозаводск (столица Карелии) хочется написать подробнее. Бывалые туристы говорят, что Воронеж уж очень схож с вышеупомянутым; мол, архитектура, строение улочек, и, наконец, набережная. Действительно, когда я ехала по центру, было ощущение чего-то знакомого и родного. Но, если центр и производит впечатление делового города, то набережная производит впечатление, обратное первому. Атмосфера её напоминает приморский курортный городок; небольшие волны Онежского озера набегают на гальку, купающиеся иностранцы скармливают все свои съестные припасы уже сытым чайкам, многочисленные прибрежные кафешки разноголосо звучат популярной музыкой, а местные художники-романтики всё это пытаются запечатлеть на своих холстах.

День за днём мы сменяли знакомые города на всё более далёкие непривычные для глаз своими северными пейзажами. Широколистные и смешанные леса оставались позади, даже не пытаясь соперничать со своими северными собратьями за каменистую и болотистую почву, щедро украшенную крупными валунами, поросшими зелёно-голубым лишайником. Если вы представляете Карелию как край тысячи озёр и рек, то да, вы действительно правы, так оно и есть на самом деле. Можно свернуть с трассы почти в любом месте и проехать пару сотен (иногда и десятков) метров и оказаться у живописного озера с чистейшей питьевой водой. Есть также отдельно крупные и всем хорошо известные озёра, по типу Онежского, на котором мне посчастливилось побывать. В дороге мы часто дремали, и потому удивлению моему не было предела, когда пред моим взором предстало, как мне сначала показалось, море. Песочный жёлтый пляж, на который накатывают одна за другой небольшие волны с белым пушистым гребнем, производил впечатление больше южного курорта России, нежели северной её части. На газовой плите для путешествий мы пожарили грибы, собранные в ближайшем лесу, и сели ужинать на берегу озера-моря.

Переправа из Кеми на Соловецкие острова занимает чуть более двух часов. И вот мы с рюкзаками за спиной проходим на борт «Василия Косякова» и спешим занять места на верхней палубе. Рядом с нами оказалась группа голландцев, несколько семей и совсем юная пара возлюбленных, решившихся провести свой медовый месяц на Соловках. Гостей острова от постоянных обитателей можно отличить легко; несмотря на пронизывающий ледяной ветер и отсутствие как таковых видов кроме бесконечной морской глади, «новобранцы» Соловков кормят нагловатых чаек. Птицы будто бы разучили один трюк; одна чайка садится очень близко к людям и начинает степенно расправлять свои грязные крылья, пока другие выхватывают прямо из рук зрителей хлеб и печенье. Люди же не случайные дремлют в нижних каютах, и на трюки чаек не ведутся. И вот виднеются валунные стены крепости-монастыря.

Богатая история острова как обитаемого насчитывает более пяти веков, и отсчитывается со времён прибытия на остров трёх отшельников – Зосимы, Савватия и Германа. Монастырь, выстроенный на необитаемом острове монахами и послушниками из огромных валунов для надёжной защиты, совмещался с тюрьмой для полит. заключённых со времён Ивана Грозного до начала двадцатого века. Тут молился Пётр великий, а в этой келии начинал свой путь будущий патриарх Никон. Эти могучие стены в 1854 году не смогли повредить вражеские корабли почти двумя тысячами ядер, а еще меньше столетия назад за ними в лагере СЛОН находили свой мученический конец провинившиеся перед новой властью мужчины, женщины и дети. Находясь здесь, нельзя оставаться равнодушным и спокойным, это я поняла точно.

В настоящее время на острове легко уживаются монахи с экскурсоводами, туристы с местными. Каждый находит свою цель пребывания на острове и следует ей, не мешая другим в достижении своих. Одна особенность жизни соловецких меня удивила; люди никогда не закрывают квартиры и машины, веря в людскую честность и сознательность, и вера эта не подводит их. Люди, живущие с детства под стенами монастыря, впитали заповеди и сделали привычкой посильный постоянный труд. Жильё в самом Соловецком посёлке трудно доступное в самый сезон, либо же очень дорогое, поэтому мы взяли палатки и спальники и отправились в живописное место в семнадцати километрах от посёлка. Наша стоянка располагалась в лесу на берегу чистого и большого Красного озера. Именно в этих лесах в сороковых годах прошлого века жили в землянках и учились юноши-юнги, мои ровесники, для того чтобы потом отправиться на войну. В этой школе юнг учился так же и знаменитый советский писатель Валентин Пикуль, который в своих произведениях не раз вспоминает проведённые здесь годы своей юности. Поражает всегда то, что непривычно для нашей обыденной жизни, так и меня поразил соловецкий лес; между идеально вертикальных и ровных деревьев возлежат, будто бы семьями, камни-тролли. Поросшие розоватым лишайником и зелёным мокрым мхом, словно укрытые махровыми платками, они кажутся дремлющими хранителями леса. Тонкие тропинки, местами заросшие кустами черники и шикши, пружинят под ногами идущего. Как я потом узнала, из-за большого количества хвои земля как бы выталкивает обратно, облегчая тем самым шаги.

Шаги. Немного-немало мы проходили несколько десятков тысяч по острову, а до него и обратно проехали пять с половиной тысяч километров на машине. Многое осталось не пройденным, не увиденным и не услышанным. Я вернусь сюда, чтоб услышать, как свистят белухи, пособирать вдоволь сладкую чернику, пожить дикарём на маленьких островках и ещё для чего-нибудь, но вернусь, ведь по-другому уже не смогу.

Дарья Вторникова, фото автора

W8jEk3Wf70o

vJR3jqw3Pd8

_WD0vfpn9_o

8pavIMkavOk

28CLB9Aq8MY

ARHPg94ZAQw

D_032800WvE

eD_kTtNnRAY

fhmqCCi3XlM

lwGi14g0K_w

lX5DSxKQFlg

mCrP7XnHDTU

ok_GAhaa-3c

Sp6KADGkrEs

tkRzSewCk-4

TORn2RYgRu8

OLRwCAthjS0

W4z0spAyzH0

XOP9MaYtFT8

YmdbZDBW-nY

 

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>