• Сегодня: Воскресенье, Декабрь 16, 2018

Заглянуть за горизонт

Сурдин

Интервью с астрономом Владимиром Сурдиным

Как астрономия влияет на восприятие мира? Нужна ли она в школе? С чего начинается знакомство с космосом? О жизни, образовании и звёздах рассказал российский астроном и популяризатор науки, доцент физического факультета МГУ — Владимир Сурдин.

— Владимир Георгиевич, расскажите о том, с чего началось ваше занятие астрономией?
— Это было давно: лет 60 назад. У меня и моих коллег типичный путь: мы одинаково входили в эту профессию, с точностью до прочитанных книг. С детства я не любил читать, разве только учебники в школе. Интереснее было на велосипеде гонять, модельки разные делать. Однажды бабушка — большая любительница книг, взяла меня в районную библиотеку. Пока она обсуждала новые книжки с библиотекарем, я бродил мимо полок. Меня, мальчишку 8-9 лет, привлек истёртый томик с подводной лодкой на обложке. Уговорил бабушку его взять: очень понравились иллюстрации с морскими сюжетами. Дома я посмотрел картинки… и стал читать. Это оказался Жюль Верн — «Двадцать тысяч лье под водой». Затем прочитал весь его 12-ти томник, и пошло-поехало…. Я не мог отлипнуть от научной фантастики.
Знакомство с путешествиями и космосом в 7 классе переросло в увлечение физикой. Я делал аэростаты, участвовал в олимпиадах. Постепенно физика превратилась в астрономию. Отчасти случайно. Мы жили тогда в Волгограде: там — был (и есть) лучший планетарий страны. Среди других однотипных он был «изюминкой», имел отличный телескоп. С того времени я не меняю направление: преподаю в МГУ, где учился сам; занимаюсь космосом со всех сторон.
— Нужно ли сегодня популяризовать астрономию и почему?
— Я не понимаю слово «популяризация». Оно раздражает своей длинной и трудной выговариваемостью. Надо рассказывать о науке доступным языком: в школе — на уровне ученика, студентам — соответственно их интересам. Если человек любознателен, он будет интересоваться всем. Да, для повышения интереса к астрономии мы пишем книжки, выступаем с лекциями. Но отдельно выделять при этом астрономию бессмысленно. Она, наравне с физикой, химией и биологией представляет собой целое — науку о природе.
Есть, конечно, идеализированное представление об астрономии: «Ах, романтика!», «Ах, звёздное небо!». Однако это — лишь эмоции. Мы занимаемся поиском новых знаний, с помощью телескопа смотрим на устройство мира. За пределами земли он чертовски интересный и загадочный.
— Почему с 2008 года астрономия перестала быть отдельным школьным предметом?
— Астрономию интегрировали в физику думая, что это её часть. Но это не так. У астрономии есть своя специфика, которую учитель физики обычно не в состоянии преподать. Для него это что-то отдельное, несимпатичное, навязанное ему. Что остаётся ученику в этом случае? Изучать небо самому. Оно перед тобой: вышел на улицу — и ты в небесной лаборатории!
— Получается, астрономия может быть любительской?
— Да, конечно. У нас в стране около 600 астрономов-специалистов и тысячи любителей. Они нам очень помогают: следят за небом, открывают новые кометы и астероиды. Для этого можно создать маленькую домашнюю обсерваторию: хоть на балконе. Ты будешь писать статьи, делать открытия, давать своё имя обнаруженным кометам. Астрономия доступна каждому и устойчива к ежеминутным, поверхностным делам. Она создает глобальное мышление: позволяет смотреть на свою страну, планету, как на часть чего-то большего.
— Влияет ли астрономия на чувство патриотизма?
— К людям, которые заточены на своём городе, стране, я отношусь настороженно. Они думают, что их собственное место, это «болото» (которое «хвалит каждый кулик») … лучшее. Это не патриотизм, это — отказ от возможности заглянуть за пределы горизонта. Ведь наука расширяет кругозор, даёт понять, что мир не замыкается в одной точке.
В советское время нас учили такому патриотизму: всё наше — хорошо, остальное — плохо. Эта идеология и сейчас тянется шлейфом за многими. А астрономия говорит: «Ребята, мир то-огромный! Занесло вас на эту планету, так оглянитесь вокруг — таких еще много». Посмотрите вокруг страны, сравните ее с другими, найдите лучшее, что-то переймите. В этом смысле астрономия — опасная наука: она антипатриотична. Может по этой причине, кстати говоря, её «изгнали» из школы.
— С 2017 года астрономию ввели как обязательный предмет. На ваш взгляд, нужна ли она в школе?
— Детям нужна астрономия. Но то, что её преподают только в 10-11 классе — ошибка. Возраст старшеклассника — период половой зрелости, первой влюблённости, ориентации интересов и выбора профессии. Астрономия подходит для 5-6 классов, когда любознательность ещё бурлит в голове. Тогда астрономия хорошо впитывается, она потребна. Сейчас ее поставили в старшее звено, пологая, что предмет должен оформить все естественные науки, но это не так. Я думаю, что в школе астрономию надо сместить в средние классы.
— А что насчёт студентов? Как заинтересовать их?
— Читая лекции первокурсникам в университете, я отказался от учебника. Сказал им: вот отличные книги, если надо, вы сами их прочтете и изучите. А на уроках я стараюсь заинтересовать студентов: рассказываю то, что может их расшевелить, стимулировать. Хочется, что бы ученик сказал: «Черт возьми, это действительно интересно!»
— Изучение астрономии в школе, как правило, ограничивается теорией. А что насчет практики?
— В школе её трудно осуществить. Учеба проходит днём, а астрономия, по большей части,-ночная наука. Можно, конечно, Солнце понаблюдать в телескоп, или сделать солнечные часы. Но это интересно для средних классов, не для старшего звена. Хотя я знал людей, которые делали удивительные вещи для уроков астрономии. Например, камеру-обскуру — баночку с дырочкой (устройство, позволяющее получать оптическое изображение объектов). Через неё можно получать удивительные фотографии.

— Что делать, если учитель не стремится разнообразить процесс теоретического преподавания?
— Как правило, школьный учитель — это уставшая женщина солидного возраста, которая 20 лет тараторит одно и то же. Наверняка у неё дома хватает проблем с мужем и детьми. К сожалению, желания учиться самой и что-то фантазировать на уроке у неё уже нет. Тогда ученики должны выпутываться сами: проявлять интерес к жизни. Надо окружать себя любознательными и креативными людьми, узнавать что-то новое. А школу надо посещать, но стараться не терять там время зря.
— Какие ВУЗы лидируют в качестве преподавания астрономии? Куда поступать?
— Безусловный лидер, конечно, МГУ: здесь собираются сливки. Следом, конечно, идёт СПбГУ. И, в сфере астрономии, пожалуй, всё. Но стоит помнить: сегодня она сильно перемешана с физикой. В последней из немосковских ВУЗов силён Новосибирский университет. Кстати, уже несколько лет я читаю лекции там: современный физик должен быть знаком с астрономией.
— Насколько востребованы специалисты в области астрономии?
— Сегодня астрономы не особо востребованы. Нам для работы нужны дорогие приборы: телескопы стоят больших денег. Это очень редкая специальность: всего 600 профессионалов на всю страну. И ведь хватает. Каждый год выпускается 40 новых специалистов: 20 в Москве, 15 в Санкт-Петербурге и несколько человек в Екатеринбурге и Ростове. Многие молодые специалисты уезжают заграницу, но после возвращаются в Россию или работают параллельно.
— Работа астронома: она концентрируется в стенах обсерватории или может выходить за их рамки?
— Если называть обсерваторией то место, где стоят телескопы, то конечно нет. Например, в МГУ я работаю в большом астрономическом институте. Его уже не назовёшь обсерваторией: он находится почти в центре города. А настоящие обсерватории располагаются в горах, в диких местах. Несколько сотрудников ухаживают за техникой на месте, другие пользуются ей удалённо. Через интернет заходят и дают команды телескопу, который после сообщает им о новых открытиях. Разумеется, астрономы упрощает дело: сам телескоп открытие не сделает, на это пока способен лишь человек. Но при этом он уже не должен сидеть у телескопа всю ночь.
Наша обсерватория МГУ тоже создала дюжину таких телескопов-роботов. Они разбросаны по всей территории России (хорошо, что у нас большая страна!), находятся на Канарах, в Южной Африке, Аргентине. Сегодня мы не ездим по обсерваториям, но дистанционно находимся в них.
— Какой совет вы можете дать тем, кто решил изучать астрономию с нуля?
— Купить бинокль, карту звёздного неба, прочесть пару научно-популярных книжек. Можно, конечно, и лекции на YouTube слушать, но этого мало. Главное — решать задачи: астрономы растут на задачах. Я написал около 5 задачников, сейчас выходят новые. Стараюсь создавать интересные задачи: с сюжетами из жизни, выдуманных историй. Решая задачу, ты растёшь над собой. Это я понял на своём опыте.
Я жил тогда в Волгограде. В нашем планетарий был астрономический кружок. Однажды по телевидению устроили астрономическую олимпиаду. Диктор прочитал задания, и все желающие могли отправить письмо с решениями. Кружком в 10 человек мы одолели одну задачу. Я удивился: её решение показалось мне очень простым. По пути домой всё думал о ней и каким-то нашел другое решение, и не одно! Написал письмо от своего имени и отправил Москву. Пришёл ответ: «А мы и не знали, что у задачи есть такое решение…». Тогда я понял, что вышел на уровень, сравнимый с профессиональными учеными. Эта история толкнула меня в университет и в профессию.
— Владимир Георгиевич, а чем для вас является астрономия?
— Астрономия для меня… пожалуй, это жизнь.

Ангелина ТАТАРИНЦЕВА

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>