• Сегодня: Понедельник, Апрель 22, 2019

«Храните счастливые моменты»

LRM_EXPORT_172894420167888_20190115_223738055

16 января в рамках медиафорума «С детьми на одной волне» состоялась пресс-встреча с Заслуженным артистом России, лауреатом премии «Кинотавр» за лучшую мужскую роль, ведущим актёром камерного театра — Камилем Тукаевым.

LRM_EXPORT_172898932431949_20190115_223742567

О детстве

— Для начала, расскажу вам немного о себе, и о тех важных вещах, которыми считаю нужным поделиться.
Мои родители были гидростроители, они строили красноярскую ГЭС. когда меня спрашивают, как я попал в актерство, то я говорю, что это всё благодаря моему папе. Мой папа был совершенно изумительный человек; он был инженером-электриком, но бывает так, что профессия проходит мимо человека, и вот, она прошла мимо него. Это был невысокий, полноватый, но очень обаятельный человек, всё время пытался придумывать какие-то развлечения, особенно для детей. Вспоминаю некоторые случаи, думаю, вам будет забавно.
В новый год папа решил устроить детям праздник, и придумал, что подарки будет раздавать не дед мороз, а огромный робот. Папа сделал робота из картона, раскрасил его. Дети были в восторге! Робот светился множеством лампочек и выдавал детям подарки, когда те дёргали за рычаг. Кто догадается как, тому сразу пять очков.
Правильно, это был я! Я сидел внутри своего отца (папа стоял и был роботом). Я сидел, прижатый с одной стороны животом отца, а с другой — оболочкой робота, мне было темно и тесно, я был потный, и когда папа в нужный момент пощипывал меня, я выбрасывал подарки. Вот, собственно, это была одна из первых прививок театром.
Был другой случай, когда отец играл знаменитую сказку про Емелю дурачка. Папа принес огромное корыто на сцену, залил его настоящей водой из Енисея, мужики поймали огромную щуку и положили в корыто. Щука билась, временами показывая страшную пасть, во все стороны летели брызги, и дети визжали, потому что всё это было страшно и захватывающе. Папа показывал такого Емелю дурачка, который ездит на печи. Когда он обращался к щуке, я тоненьким голоском говорил за кулисами: «Будь, Емеля, по-твоему».
Одним словом, прививка театром произошла очень давно, в четыре-пять лет.
Вообще актёры так устроены, что во многих живёт природа лицедейства с детства. Если вы любите кривляться перед зеркалом, воображать, что вы то мушкетёр, то Баба-яга — вы не бойтесь, это не зависимость от зеркала, и вы не Нарцисс. Просто в вас на сколько-то процентов живёт актер.

LRM_EXPORT_172896707541325_20190115_223740342

О кино

— Я не считал своих ролей, но думаю, что порядка тридцати-сорока. Есть у меня и роли в кино.
Мой Роман с кино начался совершенно неожиданно. Мне позвонили с екатеринбургской киностудии и сказали: «Мы очень хотим вас пригласить на кастинг», также сказали, что нужно будет прилететь. Я конечно в это не поверил, но все же прилетел. Я был утвержден, потом мы снимали всё лето, отправились на «Кинотавр», где мы троицей — ещё два друга из Тюмени — получили приз за лучшую мужскую роль.
Далее были какие-то периодические роли в кино, 2005, 2007, 2009 года, но могу честно сказать, я никогда не ходил по киногруппам, не стучался, не просился в кино, это было моё жизненное кредо — обо мне вспоминали и приглашали.
Я могу объяснить. Я всё-таки понимаю, что в выборе между кино и театром, театр мне намного интереснее.
Театр — это драйвовее, это адреналин, это с утра до вечера, театр — это постоянный тонус, и, самое главное, в театре всё зависит от тебя самого.
Кино же — момент технологичный. Кино — это, всё-таки, про то «КАК», а не про то «ЧТО».
Я не говорю о знаменитых кинематографистах, которые могут совместить технологию и искусство. Но в основном технология одна и та же. В современных сериалах зачастую ни актерская игра, ни сценарий, ни режиссура не выдерживают критики. Снимается одно и тоже с разных ракурсов, меняя лишь точку съёмки, чтобы потом сделать так называемый монтаж.

Об ошибках, дружбе и любви

Мне всегда интересно, как живут дети, или, если быть точным, как они устраивают свою жизнь.
Потому что в жизни — хотим мы этого или нет — мы совершаем ошибки, и я всегда хочу поделиться собственными ошибками.
Например, я никогда не вел дневника, и в этом моя большая ошибка. Когда во взрослом возрасте мне пришлось писать статьи, связанные с театром, я понял, какая огромная разница между тем, что имеешь в голове, и тем что выходит на бумаге. Тебе кажется, что ты всё понимаешь и всё знаешь. И зачем тогда писать? И вдруг, ты себя не узнаёшь. Ты садишься писать, и тебе приходят в голову совершенно не те слова. И если бы я мог, я бы исправил свою ошибку и вёл бы дневник, начиная с вашего возраста. Ещё одна причина вести дневник — память имеет такое свойство — стираться.
Вы начнёте перелистывать страницы, перечитывать и вспоминать вкус, запах, ощущения, атмосферу минувших дней, а всё это для актёра очень важно. На самом деле, не только для актёра, но и для любого человека.
Для Чего нужно чувствовать, ощущать, понимать?
Чтобы вбирать в себя всё, как губка. А в вашем возрасте, когда ещё такой острый ум, можно впитать очень многое. Хочу поделиться с вами своими мыслями; в вашем возрасте мне казалось, что лучшее будет впереди и нужно лишь переждать. Переждать седьмой класс, восьмой, десятый, первые три курса института, первую работу и так далее. И ты каждый день, выходя из квартиры, внутренне думаешь; вот он, тот самый день! Но день проходит, и ничего не меняется. И ты говоришь себе: возможно, это завтра. И это большая ошибка — думать так. Дело в том, что всё, что будет впереди, закладывается сейчас.
Чтобы я ещё сюда хотел добавить? Не упускайте возможность общаться!
Я всегда умел дружить, но я был слишком избирателен. Я даже немного завидую вам; вы на таком форуме и имеете возможность общаться со столькими людьми, что вас можно назвать самыми богатыми людьми в этом городе. На этой неделе, во всяком случае.

Второй мой постулат — открывайте для себя людей, любите их!
Проще сказать: «Он ничего не понимает!». И поставить крест на человеке. Но самое интересное — разгадать человека, этим мы и занимаемся в театре. Когда мы получаем и начинаем читать новую пьесу, то мы видим, что есть положительные герои, отрицательные и непонятно кто. И наша обязанность, как режиссеров своей роли, узнать, кто чем мотивирован. У нас в театре не зря говорят: «Ты должен стать адвокатом своей роли». Адвокатом, а не прокурором. И в жизни, если ты будешь так же присматриваться к человеку — что же там в глубине? — обязательно найдешь что-нибудь хорошее.

Третий постулат, который я проповедую, когда говорю с детьми.
Не зацикливайтесь на одной литературе! Это тоже моя личная ошибка. Читайте не только про индейцев и не только фантастику. Читайте много, поглощайте разное — это обязательно пригодится. Тем более, что в настоящее время доступно много технологий, которых не было раньше. Хочешь про космос и квантовую физику — читай! Про коучинг? Тоже можно! Что угодно, включая классическую литературу, которая накоплена человечеством в огромном количестве. Ели вы не приведете к себе литературу, она к вам сама не придёт.
Встречались мне молодые люди, которые говорили: «Зачем мне читать? Зачем мне читать Шекспира?» Так вот, у меня есть проект «Шекспирия», в этом году третий набор, и вот, уже два года подряд мы ставим «Ромео и Джульетту». В этом же году мы решили просто пересказать произведение своим языком. Подростки разделились на три группы и сделали три интерпретации пьесы. Одна получилась политическая, другая социальная и третья про дружбу, а потом и вражду двух музыкантов, чьи дети спустя двадцать лет полюбили друг друга. Пьеса рассказана детским языком, много современных слов по типу «Хейтеры, аватарки, хайпануть» но равно эта история осталась той самой историей о любви, просто пересказанной от их лица.
Поэтому когда меня спрашивают родители детей, мол, зачем нужен Шекспир и зачем вообще нужно читать литературу, в которой восемьдесят процентов о любви, то я всегда отвечаю: читать её нужно, потому что это азбука чувств. Это самое безопасное соприкосновение с такой тонкой и щепетильной темой, как любовь. Я не спрашиваю, любите ли вы. Скорее всего, вы все уже испытывали симпатию к противоположному полу. И так будет до тех пор, пока вы не встретите свою любовь. А подготовиться к этому моменту можно через литературу. Не изучая, а просто читая и постигая. В хорошей литературе всегда есть подсказки, как люди взаимодействуют между собой в такой категории, как любовь.

Четвертый мой постулат, очень важный.
Самое прекрасные впечатления от жизни никто не положит за тебя в твою копилочку. Храните счастливые моменты.

LRM_EXPORT_172901559459032_20190115_223745194

— Почему в 2006 году переехали в Москву? Ведь вы были в Воронеже востребованным артистом.

— В какой-то момент мне стало казаться, что я нахожусь в такой ситуации, что могу достигнуть чего-то большего. Мой роман с кинематографом стал набирать обороты, а мне всё казалось, что я смогу всё успевать: снимаясь в кино, продолжать сотрудничать с театром. Но мой роман с кино иссяк, и я понял, что театр действительно для меня дороже. К тому же, город построил наш совершенно замечательный театр, и мне захотелось вернуться к своим друзьям, под эту новую крышу. В любом случае, я уехал туда и вернулся сюда в результате работы над самим собой.

— Был ли у вас опыт режиссёра? Не хотели бы вы режиссировать?

— Опыт режиссерский был: три спектакля в Тюмени, «Стойкий оловянный солдатик» в Воронеже, в нашем ТЮЗе. Этот опыт был безусловно важным.
Это как зуд; когда понимаешь, что тебе хочется съесть это пирожное, и ты его ешь. Я удовлетворил свои амбиции. Меня потом правда приглашали ещё ставить спектакли, но я сказал честно: «Ребята, мне нечего сказать людям!» Режиссурой нужно заниматься только тем людям, которым точно есть, что сказать и чем поделиться. Бывают факторы, не зависящие от нас, когда вдохновение не приходит, или приходит внезапно. Но я считаю, что нужно быть с подготовленной почвой. Почву эту можно разрыхлить книгами, хорошим общением, спектаклями и концертами. Вызвать вдохновение нельзя, но можно быть к нему подготовленным.

— Вы, как актер, примерили на себя много ролей, какая ваша любимая?

— У меня несколько любимых ролей.
Очень люблю двух авторов: Антона Павловича Чехова и Вильяма Шекспира — они меня питают, они меня волнуют! Вот два человека, которых мне бы хотелось расспросить, если бы у меня была машина времени. Что касается ролей, то это Обломов из пьесы Михаила Угарова, один из солдат в произведении современного автора Евгения Гришковца «Зима», спектакль «Антигона по пьесе Жана Ануя, играю сейчас дядю Ваню в произведении Чехова.
Чтобы ответить на ваш вопрос, почему именно эти роли стали для меня любимыми, нужно для начала вам сообщить, что меня долгое время считали комедийным актёром, а я себя чувствовал трагедийным. Я всегда говорю, что актёры — это люди, которые получают удовольствие от публичного страдания. В моих ролях меня в конце убивали, но эти роли мне всегда нравились.

— Как начинающему актеру понять свой типаж?

— Что касается меня и вечного выбора между комедийностью и трагедийностью моего образа — после выпуска я попал в ТЮЗ. Комедийные роли на меня посыпались, и я играл то холодильник, то памятник — меня всего мазали золотом и я так стоял полспектакля, а потом оживал. У меня там, между прочим, были слова! Это было забавно, но я подумал: когда же уже закончится ряд неодушевленных предметов? И я стал играть кошечек, собачек и прочий животный мир. Меня повысили.
Просто так происходит у каждого молодого актёра; когда он приходит в театр; ему хочется сразу играть Гамлета, или Ромео, а приходится играть пятый гриб или шестую собачку. Но это начало.
А теперь постараюсь более серьезно ответить. Самому понять, какой у тебя типаж практически невозможно, можно лишь почувствовать, к чему душа больше лежит. Нужно, чтобы на тебя посмотрели со стороны, и желательно, чтобы это был профессионал. Для этого и поступают в театральное. Через четыре года актёр уже выходит более-менее ориентированным.
А дальше — практика.

Дарья ВТОРНИКОВА, фото: Екатерина РУДИНА

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>