• Сегодня: Суббота, Октябрь 19, 2019

«Начинаешь понимать, что все простые люди интересны»

1

12 января в рамках медиафорума «С детьми на одной волне» была проведена пресс-конференция с автором радиопрограмм, диджеем популярных радиостанций и художественным руководителем ВГУ Мариной Врублевской.

 

Марина Врублевская:
«Нет ничего удивительного, что в нашем миллионном городе первым линейным диджеем, вышедшим в эфир, была девушка, ведь всё пробуют на нас. Меня вообще хитрым образом заманили на «Европу Плюс». Знакомый просто сказал, что мы пойдём в банк. Я обрадовалась — а кто не обрадуется походу в банк? Оказывается, на верхнем этаже была студия «Европы плюс». И вот я здесь».

«Ты начинаешь понимать, что все простые люди интересны. И эту интересность ты должен выслушать».

«Каждый из нас самая интересная сокровищница. Уметь раскрутить на разговор самого обычного человека, чтобы и другим было интересно — сложно, а научиться этому невозможно».

«Звонили люди, которые звонили, чтобы дозвониться. Тогда начинался самый смешной диалог, в сравнении с которым Юмор FM отдыхает».

2

– По какому принципу отбирается музыка на радио?

Марина Врублевская: По формату, по аудитории. Сейчас культ денег, поэтому выбирают те песни, которые либо нравятся людям с толстыми кошельками, либо были написаны людьми с толстыми кошельками. Из этого, к сожалению, вытекает очень много близнецовых форматов.
– Как не растеряться, если запнулся в прямом эфире?

Марина Врублевская: Однажды меня заменяла девочка. Эта девочка была «новостницей» и изображала из себя «новостницу». Она рассказывает про отопление, говорит: «Власти обещают, что отопление дадут, когда температура в течение четырёх лет… *шёпотом* дней…». Она в этом случае поступила не верно. Надо было «лет» сказать шёпотом и посмеяться, и уверенно и громко сказать «дней».

– Самый смешной случай в практике?

Марина Врублевская: Работаем с напарницей год без выходных. Раз решили отдохнуть. На время, пока нас нет, взяли девочку и мальчика. У нас там все названия песен на английском, а сменщица изучала немецкий. Ей сделали транскрипцию на русском. И вот прямой эфир. Она читает письмо и после этого объявляет песню: «Лет зе бит контрол ебади». В это время студия была на природе, и фоном играло радио. Сказать, что мы офигели — ничего не сказать.
Ещё один случай. У меня было слишком хорошее настроение. Такого не должно быть, когда читаешь письма в прямом эфире. Читала я их быстро, с огоньком. Одно из них было от бригады работников. Они передавали привет начальнику, который лежал в больнице после операции. Ну и присоединилась к пожеланиям и в конце говорю: «Прощай».

– Насколько сильно государство осуществляет контроль над радио?

Марина Врублевская: Если изначально это радио сделано на государственные деньги, то тогда его директор заведомо отвечает за то, что оно сделало. Если это коммерческое радио, то оно грамотно в своих высказываниях, потому что спонсоры могут не дать им денег. Конечно же, выстраивается формат тем, на которые мы не разговариваем. На радио не может произойти такого, чтобы на середину комнаты выбежал человек и крикнул: «Порошенко — дурак» или: «Порошенко — молодец, пойду за него голосовать». Всегда нужно помнить о том, что у слушателей есть какие-то свои взгляды, и мы должны уважать это.

– Как сделать так, чтобы в голосе у начинающего ведущего не было «театральщины»?

Марина Врублевская: Всегда вспоминай о том, с кем ты разговариваешь в прямом эфире. В любом случае это люди.

– А если это запись?

Марина Врублевская: Мне отвечать на этот вопрос не особо интересно, потому что я не люблю программы в записи. Людей нужно понимать и уважать. Незачем подстраховывать себя записью. Когда ты записываешься, у тебя в голове держится мысль о том, что я могу переписаться, если что. Это развращает.

– Радиоведущий должен быть тонким психологом?

Марина Врублевская: Абсолютно точно.

– А этому можно научиться?

Марина Врублевская: Абсолютно точно. Когда ты часто выходишь в эфир, ты начинаешь уже видеть слушателей. Как слепой: «Можно мне на вас посмотреть?» Также и слушатели чувствуют вас. Они всё поймут, если вы придёте на запись с немытой головой и в грязной одежде. Эфир получится таким же, потому что вы будете думать только о том, как вы выглядите. Если же вы оденетесь так, как на День Города, то в голосе сразу будут слышны гордость и уверенность.

– Как проходит кастинг радиоведущего?

Марина Врублевская: У Тимошки свои блошки. Если мы открываем радиостанцию, нам обязательно нужны хедлайнер, любимчик и должны быть дежурные ведущие. Иногда в студию приходят ребята, которые хорошо разбираются в теме, но им всё равно требуется обучение. Брендовые радиостанции в таких случаях говорят: «Мы что — школа?» Они считают, что лучше пусть эти ребята «где-то там» станут звёздами, а они, если что, их перекупят. В любом случае, локти должны быть острыми и прочными, но по головам ходить не надо.

– Назовите свою любимую песню и любимого исполнителя.

Марина Врублевская: Есть такая штука как профдеформация. У меня на каждом этапе есть какая-то любимая песня, любимый артист. Если это будет, например, Sting, то я буду слушать всё, что он написал. Но я не могу сказать, что он мой любимый артист. От кого-то я услышала, что самая лучшая музыка — тишина. Для меня лучший праздник — когда нет людей, и когда не звучит музыка.

– Хотели бы вы создать свою радиостанцию?

Марина Врублевская: Мне не нужна она. Я сама в поле опер.

Текст подготовила Елизавета Старикова, фото: Екатерина Рудина

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>