• Сегодня: Пятница, Август 23, 2019

Не хочу бояться ходить в школу…

Не хочу бояться ходить в школу

Деревянные парты с ограждениями. Холодный свет ламп. В кабинете идёт урок химии. Разговор зашёл о выборе профессии.
— А ты куда будешь поступать? — спрашивает меня учитель.
— В ВГУ на журфак.
—Уу, ну понятно, — закатывая глаза говорит учитель, — очередное подметайло. Только зря деньги родителей потратишь.
Все посмеялись. Смешное слово из уст учителя. Здорово же. Только мне эти «смешные» слова врезались в память.

Прокрутив у себя в голове эту ситуацию, я поняла, что ученики эмоционально зависят от слов учителей. Особенно трудно в этой ситуации чувствительным детям. Я решила разобраться в проблеме нетактичного поведения учителей.

Существует много историй про школу и эмоциональных детей. В «Комсомольской правде» (2002 год, 25 апреля):

«Учителя часто отмечают, что основная трудность в налаживании взаимоотношений с учащимися в том, что дети грубят, оскорбляют, издеваются и поэтому справиться с ними можно только строгим, а порой и жестоким обращением. С другой стороны, учащиеся жалуются, что учителя их обзывают, игнорируют, издеваются.
Неужели учителя не знают этой истины? Относятся к крошке, как к преступнику. Когда в школу пошел мой сын, тихий, домашний мальчик, учительница в 1-м классе объявила ему бойкот. Запретила с ним играть, разговаривать. А все потому, что малыш посчитал себя несправедливо наказанным и отказывался ходить в школу.»
Смирнова, мама школьников (Новосибирск)

«Пишет ученица средней школы. У нас есть учительница, очень злая. Когда идешь к ней на урок, то сердце в пятки уходит и начинается дрожь в коленках. Она может оскорбить ученика без особых причин при всем классе. С ней нельзя спорить, так как она может потрепать тебя. Оценки она ставит в зависимости от настроения. И создается впечатление, что она сама не знает материала.»
Без подписи (Курск)

В «Конвенции о правах ребенка» сказано, что педагог должен уважать личность ребенка, его человеческое достоинство, уважать права учащихся на выражение мнений и убеждений. Согласно п. 2 ч. 1 ст. 48 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогические работники обязаны соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики.

Я провела опрос среди учащихся 5-11 классов и узнала, что 74% учеников сталкивались с нетактичным поведением учителей. Из них 15% детей сталкиваются с грубостью каждый день, 38% — раз в неделю, 17% — раз в месяц и 30% — однажды.

Я спросила у Наталии Голевой, директора Государственного Центра Гражданского и Патриотического Воспитания Детей и Молодёжи, что она думает о проблеме эмоциональных детей и обучения методом «кнута».

«Когда из образовательных организаций убрали психологическую помощь это стало проблемой для школ. Почему сейчас нет Менделеевых, Пушкиных? Потому что не «выдёргивается» личность, самобытность человека. Учителя не обращают внимание: кто, как и что служат мотивацией для ученика. Есть общий подход «кнута», который ориентирован на 5-6 человек в классе. К сожалению, некоторые учителя думают, что этот подход эффективен для всех. Я — человек «пряник», если на меня будут кричать, я сложу ручки и не буду идти дальше. Но если мне говорят: «ты молодец», то я порву все и вся.

Чтобы не дойти до состояния конфликта нужна третья сторона. Хорошо, если у вас доверительные отношения с родителями, которые эмоционально вам помогут. Хорошо, если у вас в школе есть настоящий психолог, который может поговорить с вами и педагогом. Когда у ребёнка нет вышеперечисленного ситуация сложна. Через неё могут пройти очень эмоционально-зрелые люди. Тут подходит фраза: «Не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней». Нужно понять, где ты можешь себя реализовать. Очень важно, чтобы это был реальный мир. Мир друзей, дополнительного образования, хобби. А когда вы приходите в учреждение, то должны понимать для чего — вы приходите за знаниями. Нужно уйти от личностных контактов. А вообще есть такой человек — классный руководитель. Если вам с ним повезло, можно ему доверится, я знаю несколько классных руководителей, которые действительно помогли. Их дети не перестали ходить в школу.

Эту тему мы задеваем, когда проводим курсы повышения квалификации учителей. Часто звучит такая фраза: «Если у вас есть интерес в том, чтобы ученик был мотивирован, хотел получать знания, и вы стали для него авторитетом, то вам нужно встать не на ступеньку выше, а на уровень с ним. Почувствовать, что он хочет». Это называется личностно-ориентированное образование. И многие педагоги говорят о том, что это нереально. Я очень часто слышу: «Они нам на шею сядут». «Вы попробуйте, и у ваших дверей не будет отбоя от учеников. Дети будут заинтересованы приходить на ваши уроки, проводить время с вами не только во время уроков, но и после них».

Я задала несколько вопросов нашему школьному психологу Наталье Николаевне Голдан. Расспросила о работе школьного психолога и узнала её точку зрения на проблему конфликтов между учениками и учителями.

— Могут ли быть отношения ученика с преподавателем «учитель-друг»?

Наталья Голдан: Даже в семейных отношениях родитель не должен вставать на один уровень с учителем. Отношения должны быть близкими, доверительными, но не стопроцентно. Что говорить о педагоге? У учителя должно быть уважение к личности. Не может ученик переходить на личные вопросы.

— В чем заключается работа школьного психолога?

Наталья Голдан: Я очень сожалею учителям. Слишком много детей на одного педагога. А о школьном психологе я вообще молчу. На одного психолога 700 учеников и 50 учителей. Коэффициент полезного действия из-за количества людей невысок. Единственное, что может психолог — это читать детям лекции, обучать приёмам самообладания. Но насильно знания не вобьешь. Когда приходишь на урок 15-20% учеников, потому что это не их желание.

— Какие дети больше подвержены эмоционально-болезненным последствиям?

Наталья Голдан: обычно болезненно реагируют те дети, которые не встречают поддержки в семье. Для таких учеников слово учителя очень весомо. Психологу сложно выловить такого ребёнка из общей массы. В идеале психолог должен ходить по классам, отслеживать детей, которые эмоционально нестабильны. Но это невозможно при такой нагрузке.

— Дайте советы эмоциональным детям, которые сталкиваются с конфликтными ситуациями.

Наталья Голдан: Универсальное правило — познавать себя. Если ты знаешь себя, что ты вспыльчивый, постарайся остановить себя. Школа — это место, в котором ты не просто получаешь знания из учебников, но и где ты получаешь знания о себе, своём месте в обществе, насколько ты можешь влиять на других людей, в том числе на педагога.
Если конфликт уже произошёл, то нужно обратиться к близкому человеку: позвонить маме, выговориться подруге. Нужно выплеснуть эту негативную эмоцию, которую ты заглотил вместе с криком педагогов. Это самое лучшее средство.

— Был ли у вас опыт разбора конфликта между учеником и учителем?

Наталья Голдан: Да, был. Один мальчик пожаловался классному руководителю, что педагог-предметник ударил его. Классный руководитель — очень эмоциональный педагог, переживает за своих детей. Руководитель пришёл ко мне. Мы начали разбираться в ситуации. Я вызвала к себе этого мальчика и спросила, как было дело. Оказывается, учитель попросил мальчика снять наушники. Он не согласился. Учительница подошла к ученику и слишком эмоционально стянула с него эти наушники. Я предложила ребёнку сменить педагога. «Не, не, не. Мы не хотим. Я не послушался. Я исправлюсь», — то есть если разбирать конфликт спокойным тоном, без повышения голоса, то ученик способен увидеть свою вину.

— Работают ли психологи с учителями на курсах повышения квалификации?

Наталья Голдан: нет, не работают. Хотя это есть в программе.

Я опросила некоторых ребят, имевших конфликт с учителем.

Ксюша, 10 класс (Воронеж).
«На перемене перед физикой я ждала одноклассницу. Она сдавала зачёт. Уже прошло много времени, и скоро должен был быть звонок. Я вошла в кабинет, чтобы сказать ей, что пойду на урок.

Учительница, которая принимала зачёт, позвала меня и сказала, что я плохо сделала контурную карту. Это было странно, потому что до этого она хвалила меня за это. Там не хватало всего одной стрелки, сказала, что поставит 4 в семестре. Прозвенел звонок, и я сказала, что пусть будет так, как считает учитель.

Она начала говорить мне такие фразы: «ты много о себе возомнила», «с таким характером тебе очень не повезёт в жизни», «не думаю, что все учителя ставят тебе пять». Я была в шоке, потому что этот учитель всегда хвалил меня.

Это были последние дни семестра, нервы сдавали и у меня потекли слёзы. Я никогда не плачу при других людях, всегда сдерживаю себя, но тут не получилось. Я просила учителя отпустить меня на урок, но она не разрешила. У меня началась паническая атака. Со мной такое случалось дома. Я пыталась объяснить учителю, что не могу успокоиться. Говорила, что это не из-за оценки, попросила у неё прощения. Учительница не подошла ко мне. Она сидела за своим столом и задавала мне вопросы по географии, пока я не могла дышать. Она продолжала говорить, что мне тяжело будет в жизни с такой самооценкой.

Я не могла успокоиться, мне казалось, что я схожу с ума. Я начала звонить маме, потому что ничего не могла сделать. Но мама была на работе и не взяла телефон.

Когда я всё-таки выходила из кабинета, то попросила, чтобы эта ситуация осталась между нами.

В следующем полугодии учительница начала урок со слов: «не надо в конце семестра устраивать мне истерики!». Когда я поднимаю руку, чтобы ответить, она мня спрашивает и перебивает.

У меня нет желания ни ходить на уроки, ни учить предмет.»

Я хорошо понимаю Ксюшу, потому что мне легко поставить себя на её место.

Чтобы полностью разобраться в проблеме я побеседовала с педагогом средних и старших классов.

Что для вас — нетактичное поведение?

Учитель: Со стороны ученика – это вопросы к учителю о его личной жизни. Со стороны учителя – вопросы на уроке, не касаемые его темы, некорректные фразы о личности ученика.

— У вас были такие ситуации?

Учитель: Да, безусловно, были. Бывает, что старшеклассники позволяют себе спрашивать то, что спрашивать некрасиво. Учителя, в свою очередь, для заполнения сведений спрашивают о составе семьи при всём классе.
Я попадал в подобную ситуацию. Меня не предупредили о том, что у ребёнка нет родителей. Мальчик плохо себя вёл, и я пригрозил пожаловаться родителям. Ученик заплакал и сказал, что у него их нет.

— Почему возникает конфликт между учителем и учеником?

Учитель: Я думаю, что если преподаватель допускает возникновение конфликта, то у него недостаточно выработан педагогический такт. Всё-таки он старше и должен адекватно оценивать ситуацию независимо от своего характера и настроения. Ребёнок должен входить в класс с улыбкой, а не думать о том: «хорошее ли сегодня настроение у Виктора Викторовича?»
— Как вы считаете, применяют ли учителя личностно-ориентированный подход?

Учитель: Некоторые применяют, некоторые нет. Последние считают, что учитель должен быть выше ученика. Я лично так не думаю. Иногда меня спрашивают: «Почему у вас такой дружный класс?» Дело в том, что я ставлю себя на один уровень с учениками. Я говорю с ними на их языке, пытаюсь их понимать. Поэтому общение легко проходит. Только способом «учитель-друг» можно достигнуть понимания.

Екатерина РУДИНА, фото автора

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>