• Сегодня: Суббота, Декабрь 5, 2020

Символ Петербурга, Сердце Петербурга

2lP6FfJYvYw
Ежиный корреспондент
Ежиный корреспондент
Сентябрь21/ 2019

Я думаю, Санкт-Петербург скрывает тысячи тайн. Я думаю, он и есть тайна.

Волнуюсь, когда покупаю билет, прибегаю на вокзал или в аэропорт задолго до отправления — слишком люблю моменты, когда удаётся вырваться из родного городка.

Ещё я люблю приезжать в Санкт-Петербург и находить новые ключики от его дверей.

Одна ведёт к величественной Петропавловке, одна — к грандиозному Зимнему и Дворцовой, другая — к подворотням Литейного и грязным дворам-колодцам. Но этот город красив любым. Он красив ранним утром, когда я перепрыгиваю через подножку вагона и выхожу на перрон, когда гуляю по оживлённым улицам вечером, забираюсь на колоннаду Исаакиевского собора или смотрю в окно прогулочного катера.

С высоты, с воды, снизу — Петербург вдохновляет меня одинаково. Вдохновляет и не отпускает. Я чувствую его энергию даже дома, за тысячи километров: он всегда живет в моей памяти, на фотографиях, страницах любимых книг. Но мой Петербург — это не холод гранитных набережных, о котором писал Пушкин, не фантасмагория и мистика Гоголя, не нищета Достоевского. Его сердце бьется не у подножия Медного всадника и даже не в центре Невского проспекта… а в Большом Драматическом театре имени Товстоногова. И это не случайно.

Мне было не больше двенадцати, когда я впервые оказалась в БДТ. Тогда мы с бабушкой собрали один чемодан на двоих и полетели в Петербург — исполнять её мечту. В самолёте я слушала рассказы о легендарном (так говорила бабушка) театре, впервые узнала имена Товстоногова, Чхеидзе, Могучего… в общем, я совсем не понимала, куда мы идём. И зачем мы поехали за тысячи километров на несколько дней? Неужели ради одного БДТ?..

 

 

XWoSrXFs_i0

 

Петербург встретил нас дождём и холодом, поэтому весь день мы просидели в гостинице, вышли из номера только вечером и сразу отправились в театр. Мне всегда говорили, что первые впечатления — самые сильные. БДТ стал первым зданием, которое я увидела не из окна такси, первой «живой» ассоциацией с Петербургом, где я тоже оказалась впервые, сердцем этого города. БДТ, каким я вижу его сейчас, я запомнила именно в тот день: бирюзовый фасад театра, недавно открывшегося после реставрации, огромная лестница, улыбающиеся капельдинеры, ложи бельэтажа и наши места в первом ряду, яркий свет люстры, медленно гаснущий после третьего звонка. Я запомнила БДТ детским восторгом и счастливыми глазами бабушки, когда на поклонах она спустилась к сцене и подарила цветы Алисе Фрейндлих. Её любимой актрисе, ради которой мы приехали за несколько тысяч километров. А в итоге получили намного больше.

Мы смотрели «Дядюшкин сон» Темура Чхеидзе — это потрясающая постановка, которая захватила не только взрослых зрителей, но и меня, двенадцатилетнего ребёнка. Сейчас я мечтаю увидеть её снова: подметить детали, понять историю глубже, почувствовать и осознанно ощутить, что смотрю на работу легендарных людей. Но тот день изменил многое: у бабушки исполнилась давняя мечта, а в моей жизни появились Театр и Петербург. Два удивительных мира, которые мне открыл БДТ.

Путешествия в театры с разных уголков России больше не казались абсурдом, а семейные поездки в Москву и Петербург стали традицией. И каждый раз, гуляя по Фонтанке, я почему-то не могла пройти мимо Большого Драматического и останавливалась в улыбке: «Мы ещё встретимся!»

И мы правда встретились… в год его столетия!

Я смотрела трансляцию праздничного вечера дома — это просто фантастика. Впечатляющая масштабность, погружение в вековое прошлое БДТ и осознание его невероятного настоящего! Мне не верилось, что всё это может происходить вживую, а не в экране ноутбука. Когда артисты вышли на сцену и выпустили фигуру младенца в зрительный зал, стало понятно — новый театр уже сейчас создаёт новый человек. Прямо в эту секунду, на моих глазах, несмотря на расстояние. И такое нельзя упускать!

Я полетела в Петербург в середине учебного года, прогуляв важный конкурс и школу. Зачем? Неужели ради одного БДТ?.. Да, именно, ради одного БДТ!

Он стал совсем не таким, каким я запомнила его впервые — новые смелые постановки, новые имена, новые проекты… И если сердцем Петербурга я называю БДТ, то сегодня сердцем БДТ могу назвать Фанерный театр. Это фантастическая концепция, которая соединяет историю театра и его современность: только здесь слушают нынешних деятелей искусства и лицом к лицу встречаются с людьми, которые создавали БДТ много лет назад. Александр Блок, первый художественный руководитель, Максим Горький, идейный вдохновитель, и актриса Мария Андреева сделали в 1919 году что-то невероятное. В только пережившем революцию Петрограде они создали новый театр — театр героического репертуара, больших социальных страстей, «великих слез и великого смеха». БДТ того времени полностью отвечал запросам эпохи, находился с ней в постоянном диалоге: здесь ставили пьесы Брюсова и Мережковского, трагедии Шекспира и Шиллера, драмы Гюго. В театре творили величайшие художники: Борис Кустодиев, Александр Бенуа, Юрий Анненков, Кузьма Петров-Водкин, Натан Альтман… Памятные доски с их именами установлены на одной из стен Фанерного театра. Но ведь эта конструкция не только отсылает к прошлому, но и отражает настоящее! По задумке Александра Шишкина, автора и художника, фанера — уникальный материал, готовый воспринимать любое насилие над собой: вкрученные винты, гвозди, краску, украшения. И это так символично для БДТ, не правда ли?

В фанерном театре есть система глазочков — это возможность изучить Большой Драматический с разных сторон, о которых обычно не задумываешься. А в самом большом «глазочке» вообще можно встретить Георгия Товстоногова — мастера и режиссера, который прославил БДТ на весь мир. Он пришёл в театр в 1956 году, и так началась целая эпоха. Каждый спектакль Товстоногова становился театральным событием всей страны: люди съезжались из разных городов, дежурили у касс по ночам и занимали очередь с вечера, чтобы купить билет в БДТ. Чем-то фантастическим и неземным для того времени казалась его «История лошади» — запись спектакля сейчас доступна в интернете, и так здорово, что через столько лет можно почувствовать, увидеть, хоть немного прикоснуться к театральной легенде. Роль Холстомера исполнял Евгений Лебедев — один из многих талантливых артистов, которых прославила работа с Товстоноговым. В его труппе, лучшей драматической труппе страны, играли Зинаида Шарко, Татьяна Доронина, Андрей Толубеев, Владимир Стржельчик, Иннокентий Смоктуновский, даже Кирилл Лавров, который позже стал новым художественным руководителем БДТ…

Думаю, тот уровень, который задал Товстоногов, театр держит и сейчас — каждая премьера становится громким событием, зрители приезжают на спектакли со всей страны и мира, а гастроли проходят с овациями и аншлагами.

Новейшая история БДТ началась в 2013 году — именно тогда в театр пришёл Андрей Могучий, который принёс что-то совершенно неповторимое, смелое, выходящее за рамки общепринятого. БДТ, который раньше оставался великим будто «по инерции», стал меняться: появилась стажерская группа и вышла на сцену наравне с мастерами, прогремели оглушительные премьеры, о театре вновь заговорили, залы наполнились новым поколением зрителей и больше не пустели. Кстати, в этом году первой стажерской группе БДТ исполнилось пять лет! Сейчас я не представляю театр без Александры Магелатовой, Ольги Ваньковой, Виктора Княжева, Алены Кучковой, Полины Дудкиной… Это удивительные артисты, которых видишь однажды и забыть уже не можешь — хочется ходить на спектакли с ними снова и снова, восхищаться их талантами и мастерством. Чувствовать такой же искренний восторг, который я невольно испытывала, когда оказалась в БДТ впервые.

 

 

QM8A5k8WeL4

 

 

А «Три толстяка» — спектакль, в котором играет каждый из них — это и есть настоящий детский восторг! Когда гаснет свет и зажигаются огни, ощущаешь себя как ребёнок в первые секунды циркового представления: оглушительные звуки, яркие картинки, впечатляющая форма. Канатоходец над партером, акробатка Суок на железной звезде под потолком, доктор Гаспаро Арнери, ползущий вверх по масштабной декорации с орбитами и планетами, которая потом насквозь прошивается выстрелами — такое возможно только в БДТ! Но этот спектакль, конечно, не о цирке и спецэффектах. Он раскрывает тему революции — вот так, со смехом и шалостями, но одновременно с жесткостью и ощущением чего-то актуального, надрывного и неизбежного.

В БДТ идёт ещё один спектакль, посвящённый революции — это «Губернатор» Андрея Могучего. Спектакль, который поразил меня. Я видела его не один раз и могу говорить о нём постоянно, рассказывать всем знакомым, советовать посмотреть каждому. И было ошибкой написать, что он посвящён революции — он, прежде всего, посвящён Человеку.

«Губернатор» — это история о совести и наказании, о том, как насилие рождает насилие, как смерть становится всеобщим горем и одновременно освобождением. Эта постановка завораживает своей обреченностью, ужасом и глубиной. Взмах белого платка, выстрелы, кровь. Революционные крики, металлический лязг, стоны скорбящих женщин, бесцветный голос, читающий текст, и трупы, трупы, трупы… трупы мертвых рабочих, трупы живых людей за праздничным столом Губернатора. И вот уже ты, зритель, сидишь, поражённый накалом происходящего, и от увиденного становится почти физически плохо, и Петр Ильич, которого сначала не понимаешь и ненавидишь, вызывает искреннее сочувствие. Ты боишься моргнуть, чтобы ничего не упустить, и одновременно хочешь закрыть глаза, потому что это слишком больно, страшно, тяжело. Потому что это попадает в сердце.

Именно «Губернатором» я закрыла свой театральный сезон, но сказку о Великане, которую обезумевшая мать рассказывала мертвому ребёнку, искреннее письмо гимназистки и жалкий голос обречённого Человека не могу забыть до сих пор.

Это есть во всех спектаклях БДТ — они не оставляют равнодушным. И даже если ты не можешь принять увиденное и согласиться с ним (у меня так было с «Пьяными»), тебе хочется думать, вспоминать, искать ответы. Наверное, именно поэтому открытка БДТ висит над моим рабочим столом, а номер «Сноба», выпущенный к столетию театра, занимает почетное место среди любимых книг на моей полке. Дома я чувствую не только энергию Санкт-Петербурга, но и вспоминаю свои эмоции от БДТ — и они обогащают, делают лучше, увереннее, целостнее.

Чуть позже я узнала, что в мой город приезжает Эдуард Кочергин. Я поехала на его творческую встречу, позвонив подруге и захватив с собой любимых «Крещённых крестами», с моими закладками и пометками на полях. Меня восхищает личность Кочергина: фантастическая история его детства и жизни, работы в лучших театрах страны, знаменитые спектакли Товстоногова, которые он оформлял…

А с подругой мы встретились у входа в книжный клуб.

— Лиз, может объяснишь подробнее, куда мы идём?

— На встречу с Эдуардом Кочергиным, — не замедляя шаг, я достала из сумки книжку, — писателем и главным художником БДТ.

— Так, подожди… БДТ?

Я посмотрела на часы и улыбнулась.

Знала, что моя подруга никогда не была в БДТ, а до встречи с Кочергиным оставалось больше сорока минут — достаточно времени, чтобы рассказать, как много этот театр значит для Петербурга. Как много он значит для меня. Рассказать о Блоке и Горьком, о Товстоногове и Могучем; о том, как я переступила порог БДТ в двенадцать, а потом влюбилась в этот театр снова; об открытке над моим столом, о любимом спектакле, о планах поехать в БДТ осенью и посмотреть «Волнение», о мечте наконец-то попасть на «Крещённых крестами», которых я всем сердцем обожаю, и ещё увидеть Карину Разумовскую, которую давно знаю по работам в кино. О том, что Большой Драматический театр — символ и сердце моего Петербурга, и это не пустые слова.

Елизавета КУЗНЕЦОВА, фото автора

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>