• Сегодня: Суббота, Декабрь 5, 2020

Дело Игната Воробьёва

0YbmmyUYwJU

Коллективизация и массовые репрессии, пик которых пришелся на 1930-е годы, не обошли стороной и наш край. Сегодня в пригороде Воронежа располагается крупное мемориальное кладбище, где покоится прах более 10 тысяч невинно убиенных. У каждого репрессированного своя история, своя судьба…

 

Папаня и Маманя

О том, что мои предки пострадали от политических репрессий 30-х годов прошлого века, я узнал совершенно случайно. Когда мы в очередной раз приехали в село Оськино Хохольского района Воронежской области поинтересоваться здоровьем двоюродной прабабушки, то речь случайно зашла о наших предках. Из уст родственницы прозвучало: «У них же до раскулачивания была своя лавка и чайная». Сразу же возник вопрос: «У кого это «у них»?» Вот именно с этого момента и началось моё расследование.

Узнать подробности на первом этапе своих поисков я мог у «старших» родственников. Двоюродная прабабушка Вера начала свой рассказ так: «Мне они приходятся бабушкой и дедушкой со стороны мамы». Выяснилось, что речь идёт о Воробьёве Игнате Петровиче 1872 года рождения и Воробьёвой Раисе Сергеевне 1870 года рождения. Из рассказа бабы Веры: «Я помню, как мы их называли Папаня и Маманя, хоть они нам были дедушка и бабушка. Тогда с уважением относились. У Папани большое хозяйство было. И дом был у них большой. Так, сами они жили в Гремячье, а в Оськино дом состроили. Он долго был тут, не знаю сколько годов… Когда раскулачили, всех разогнали, а дом всё стоял. В нём ясли сделали. Детей тогда много было». После этих слов появилась надежда, что дом Воробьёвых сохранился до наших дней.

 

Большой дом на берегу пруда

В архивах, которые собирал Колесников Александр Захарович, внук Воробьёвых, мне удалось найти подтверждение слов бабы Веры. Здесь было обнаружено письмо от некоего Воробьёва Сергея Игнатьевича. Выяснилось, что это родной сын Игната Петровича. Стал читать «весточку» от Сергея Игнатьевича тщательнее. В письме говорилось: «Конфискованное имущество моего отца состояло из жилого дома 10 на 15 метров, а это 150 квадратных метров общей площади. Дом был под железной крышей, в котором, кроме жилых комнат, располагалась чайная и лавка, где торговали отец и мать. Была хорошая мебель: шкафы, диван, стулья, пуховая постель и много других вещей. Имелись надворные постройки: сараи, амбары, рига. В хозяйстве были 10 лошадей, 3 коровы, 30 штук овец, свиньи и куры. Были плуги, бороны, телеги, сани и ещё много всякого инвентаря». Документальным подтверждением этих слов служит Архивная справка, выданная Государственным архивом Воронежской области в 1997 году. В ней говорится: «Имущественное положение до революции: дом, лошадь, корова».

 

 

uRbhytRssGQ

 

 

Пытаюсь разыскать дом Воробьёвых в Оськино, опираюсь на ставшие известными факты: со слов бабы Веры после раскулачивания в доме были ясли, и «пруд рядом был. Маманя раньше всегда там стирала…».

Пруд в Оськино только один. С помощью спутниковых карт нахожу «Оськинский пруд» и ищу близ него похожий по размерам дом. Большого труда это не составило. Отправляюсь с родителями на место. Пруд оказался небольшим, но очень уютным и красивым. Поднявшись на берег пруда, видим предполагаемый дом Воробьёвых. Это большой дом, похожий по описанию на тот, о котором шла речь в письме Сергея Игнатьевича. По состоянию на 2019 год этот дом является жилым. У него сменился не один хозяин, не исключено, что были произведены перестройки. С полной уверенностью сказать, тот ли это дом, уже не может никто.

Дело Игната Воробьёва

В ходе расследования стало известно, что в 1933 году Игнат Петрович был репрессирован Гремяченским исполнительным комитетом. Это подтверждают несколько источников: Архивная справка от 18.04.1997г., Решение Хохольского районного суда от 04.08.1998г., Заключение комиссии по восстановлению прав жертв политических репрессий при администрации Хохольского района Воронежской области от 13.08.1998г., Справка о реабилитации от 17.10.1997г. Также я нашел информацию о своем родственнике на портале «Открытый список», где имеется база данных жертв политических репрессий в СССР. В электронной картотеке имеется запись об Игнате Воробьёве, состоящая всего из нескольких строчек. В графе «приговор» указано: «спецпоселение».

 

Последнее пристанище

Прошло несколько лет… Игнат Петрович вернулся в родное село. Из письма Сергея Воробьёва: «Вернулся он в Оськино в 1936 году. Сразу же обратился в Гремяченский райисполком, чтобы восстановить его в избирательных правах. Но ему было отказано. Он от такого незаконного оскорбления упал духом, скитался от одного до другого из своих детей». По факту Игнат Петрович оказался выброшенным на улицу. Тем более, тогда рядом не было никого, кто мог поддержать. Супруга Раиса Сергеевна скончалась ещё в 1932 году от воспаления лёгких.

Последним пристанищем Игната Петровича стал дом его дочки Марии. Той самой, у которой были дети Саша и Вера – люди, благодаря которым мне и удалось восстановить хронологию событий тех лет. Саша – Колесников Александр Захарович, именно ему и принадлежал тот архив, в котором я нашел уникальные документы и письма. А Вера – это баба Вера, которая поделилась своими тёплыми воспоминаниями о прошлом.

В 1939 году Игнат Петрович скончался в селе Оськино, где его и похоронили. Сегодня установить точное месторасположения могилы трудно: нет описания того места, да и похороны были произведены незадолго до начала Великой Отечественной войны.

 

Реабилитация

Пройдёт не один год, отгремят орудия Великой Отечественной войны, сменится не один руководитель государства, уйдёт старое, придёт новое, распадётся Советский Союз, прежде чем Воробьёв Игнат Петрович будет восстановлен в своих правах. Ни его родственники, ни его дети, а только внуки смогут добиться справедливости. Официально Игнат Петрович реабилитирован согласно справке, выданной Управлением внутренних дел администрации Воронежской области от 17.10.1997 года. В документе чёрным по белому написано: «На основании пункта «В» статьи 3 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий» Воробьёв Игнат Петрович реабилитирован».

 

 

Mex3ci0Ua_o

 

 

Политические репрессии оставили большой и тяжёлый отпечаток на семье Воробьёвых. Эта история всего лишь одной семьи, а таких примеров десятки тысяч. Сегодня все дети и даже многие внуки Игната Петровича скончались, но у них остались свои дети, внуки и правнуки. Но не только каждый из них должен знать о тяжёлых страницах истории своей семьи, об этом должна знать и помнить вся страна, в особенности мы, современное поколение. Помнить, чтобы не забывать. Помнить, чтобы не допустить повторения подобного в будущем.

 

Кирилл ЧЕРНЫХ, фото автора

 

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>