• Сегодня: Четверг, Октябрь 29, 2020

Киндаум 8

Киндаум 8 Лена Казарцева

Есть у меня для вас одна легенда. Все знают значение этого слова? Да, легенда — это история, со временем утерявшая какие-то детали и нашедшая новые. Так сказать, вместо старых потерянных подробностей люди добавляли что-то новое.
Легенда эта пришла из Киндаумовского города Телинга. Но тесно связана с землёй. Обойдетесь сегодня без географии и о самой Телинге ничего не скажу. На сегодня только легенда. Ну, вот она.

Жизнь никогда не устраивает простых дорог. Каждая дорога оказывается испытанием. Вообще, самое спокойное место, это именно распутье, перекресток. Думаете просто так перекрёстки считают волшебными и странными местами? Но вот на спокойных перекрестках задерживаются меньше всего. Жизнь даёт пинка грубым ботинком под пятую точку.

Арсений жил в своей любимой стране, самом комфортном для него месте. Патриотичности Арсения может позавидовать любой. Ну или наоборот, презирать ее. Арсений презирает запад и современность, самое лучшее, что было в мире, это СССР, пиджаки и его дед.

Думаете жизнь так просто поможет прожить с комфортом? Вот так возьмёт вселенная и устроит новый СССР, пустит в моду пиджаки и воскресит деда? Да, так вот и сделала, размечтались.

Жизнь устроила ему такой пинок, что залетел Арсений далеко.

Пока Арсений был в школе, дома произошел несчастный случай. Рванула труба газопровода. Сразу в нескольких местах. Трёх подъездов будто и не было. На их месте остались руины… и кровавое месиво…

С последнего урока Арсения сняла классный руководитель. Когда того усадили за партой перед учительским столом, поставили чай и печенья, Арсений понял: что-то не так.

Парень отодвинул угощение, сел в свою привычную позу «по-школьному» и, нахмурив широкие брови, спросил : » Что случилось?»

Учительница, прежде изображавшая улыбку, закусила губу. Медленно сев за свой стол напротив Арсения, она молчала, смотря в стол.

Арсений ждал, он был готов. Его огромный и потёртый пиджак пережил несколько десятилетий. Возможно, скоро ему наступит век. Пиджак тоже был готов.

Учительница, которая славится своей прямотой и жестокостью, молчала. В кабинете стояла давящая тишина. Арсений в напряжении перестукивал пальцами по столу и сильнее хмурил брови.

Женщина сняла очки с толстыми линзами и устало потерла переносицу. Посмотрела на Арсения взглядом, полным сочувствия.

— В твоём доме произошел взрыв газопровода. Жители трёх подъездов погибли, выживших нет. Мне очень жаль. Если у тебя есть ещё какие-либо родственники, я могу им позвонить.
— Спасибо, не надо. Я могу идти или мне возвращаться на химию?
— Нет, нет, иди. Тебя пропустят. Мне правда жаль.
Арсений кивнул, молча встал и вышел.

Из родственников осталась мать, но она за пределами России, которую покидать он не собирался. Так же Арсений знал, что в Семилуках остался домик от деда, школу придется менять или совсем бросить. Хотя можно попробовать ездить каждое утро, всё-таки Семилуки это район Воронежа, хоть и дальний. Арсений живёт именно в Воронеже. Точнее жил…

Размышляя он забрал пальто, огромную меховую шапку. И сейчас уже шел по улице. Арсений даже не заметил, как это получилось. Парень шел, не зная куда, но шел. Он прекрасно понимал, что к нему могут прийти из опеки, ибо Арсению нет 18. Но с другой стороны его не могли забрать, ибо есть мать. Хотя ее тогда могут лишить родительских прав.

На улице было холодно, стоял самый настоящий морозный январь. Хоть Арсений и привык к холоду, но даже его передёрнуло. Обычно парень ходил в школу в одном пиджаке, но сегодня что-то дёрнуло его укутаться. Не зря.

Но содрогался парень не только от холода, ему было страшно. И мысль о страхе пугала Арсения куда больше.

И чтобы это отогнать, он начал думать. Арсений размышлял, что было бы, если бы он жил не в РФ, а во время СССР. Мысли и сведения об истории всегда успокаивали парня.

Арсений шел по улицам Воронежа. Свой дом он прошел давно, сейчас находился уже за пределами района.

Если не весь город, то свой и пару близлежащих районов парень знал отлично. Если идти прямо по этой дороге, то справа будет небольшой сквер. В такую погоду там вряд-ли будет много народу, там Арсений и решил посидеть.

«Странно, я прошёл довольно далеко, но сквера до сих пор нет. Не мог же я заблудиться».

Арсений поправил шапку и зашагал дальше по дороге.

Парень погрузился в свои мысли и перестал обращать внимание на окружающий ландшафт. А зря, многоэтажки куда-то исчезли, дома стались странные, незнакомые. Не деревенские домишки, но и не супер-современные дома. Каменные какие-то, со странными окнами.

Арсения пробрал холод, хотя к морозам он всегда был устойчив. Парень решил зайти в какой-нибудь большой магазин, походить да погреться, только вот не было нигде таких. Арсений осмотрелся и понял, что не в том он уже районе. Да и в городе ли вообще? Не видел парень в Воронеже домов с многогранными окнами.

Но вот желание про магазин было исполнено, конечно, не торговый центр, но дом довольно большой. Даже огромный, если сравнивать с остальными каменными теремками

Над дверью висела вывеска. Арсений понимал, что написано там магазин, но вот буквы были странные, чужие какие-то. Вроде кириллица, да выглядят не так. И на латиницу не походит. На магазине же написано, хотя, скорее он сознанием понимал, ежели глазами видел.

Арсений не любил заходить куда-то в незнакомые места. Лучше проверенное, чем новое. Но холод заставлял его допустить вариант похода в неизвестный магазин.

Вдруг какое-то странное, необъяснимое чувство дало понять, что другого варианта у парня нет.

Арсений постоял на пороге, хотел уйти, но что-то подтолкнуло его, и парень нелепо влетел в дверь, которая тут же открылась, и заиграла музыка ветра. Этот звук пробрал парня до дрожи. Он не успокаивал, а наоборот, пугал.

Оглядевшись, Арсений чуть было не ахнул, но вовремя опомнился, что это будет выглядеть неприлично.

Магазин был с одеждой, но какой одеждой. Повсюду висели пиджаки, всевозможных расцветок, фасонов и размеров. Ограничения в ткани не было никакого: хлопок, шелк, вельвет, фланель. Были даже пиджаки из органзы.

Внутри магазин казался в 3, если не в 4 раза больше, чем снаружи. Прилавка не было, вместо него стояло кресло-качалка и кофейный столик со стеклянной столешницей и стеклянно-каменными ножками.

На кресле-качалке сидел мужчина, чья внешность показалось очень знакомой.

Арсений снял очки, протер их и снова водрузил себе на нос. Начал всматриваться, нахмурив брови. Когда понял, кого ему напоминает этот мужчина, Арсений ахнул, наплевав на все приличия.

Это был вылитый дед Арсения. Хоть и видел он деда только на фото, но спутать не мог. Если бы Арсений не знал, что его деда нет в живых, то даже решил бы, будто перед ним именно его родной дед.

И тут Арсений вспомнил, что дед пропал без вести, и тело не было найдено…

Сердце провалилось куда-то в желудок. Не мог же его дед, его идеал, просто уйти и жить в каких-то двух часа ходьбы. И за все эти годы ни звонка, ни весточки. Не может быть, не его это дед!

Тут мужчина поднял взгляд от какой-то книги и посмотрел на Арсения.
— Привет, Арсений. Вижу сумел найти путь. А я знал, что ты смышлёный.
— Т..т.ты?
— Ну, вопрос поставлен не верно. Но да, я твой дед. А вы небось думали, помер старый хрыч? Папаня-то твой точно надеялся.

У Арсения голова шла кругом, его дед жив, сидит в трёх шагах от него. Но что ему делать?
— Ну, можешь взять себе пиджак, дать мне пять и выйти воооон в ту дверь. — сказал дед и показал на дверь позади себя.
— Но я ведь зашёл в другую.
— Зашёл в другую, а выйдешь в эту. Тем более старая уже исчезла.

Арсений медленно обернулся. За его спиной была вешалка с пиджаками. За ней стена. Двери не было.

Парень стал терять все хладнокровие, в отличие от его деда. Который спокойно качался в кресле и попивал кофе из чашечки. Откуда она только взялась? Ее точно не было.

На негнущихся ногах Арсений пошёл к выходу.
— Сень, а как же пиджачок?
Парень чуть было там и не упал. Его никто и никогда не называл Сеней.

Он наобум схватил пиджак и направился было к выходу, но дед его остановил.
— На выбор пиджака надо тратить больше, чем пару секунд. Ну ладно, так уж и быть, пусть любой из пиджаков в моем магазине выберет тебя сам.

Дед свистнул, хорошо так, заливисто. И от того, что произошло дальше, Арсений протер глаза.

Через весь зал летел пиджак. Именно летел, снимая на своем лету вешалку. Когда пиджак подлетел к Арсению, он его обнял, именно обнял, укутав в тепло и нежность ткани. Что за ткань Арсений не знал, да и не до того ему было.

Дед похлопал Арсения по спине и открыл дверь. Парень шагнул.

Переступив порог, Арсений понял, он отсюда никуда не уйдет. Это его мир, его мечта.

Вот так Арсений пропал с Земли. И так на землю Телинга ступил будущий король.

Ну вот такая легенда. М? Кто правит сейчас там? Король Сениил, кто же ещё править будет? Не король выбирает Телингу и даже не народ, а Телинга выбирает своего правителя.

Евгения РУССОВА, фото Елены КАЗАРЦЕВОЙ

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>