• Сегодня: Четверг, Октябрь 22, 2020

Преодолеть страх, чтобы помочь…

TFCKJYt7DWU

Черные глаза-бусинки смотрели по сторонам, искали способы побега, но шанс на спасение минимален. Мохнатая серая морда двигалась все ближе и ближе, тяжелая лапа ударяла по крыльям, но первые несколько раз промахивалась, ведь удавалось отпрыгивать. Затем ситуация усугубилась…

Весело перекидываясь фразочками, Максим, Вероника и я с тортиками по имени «Прага» и «Медовик» шли домой. Как вдруг, я заметила, что серый кот с чем-то играет, но из-за того, что на улице был поздний вечер, сложно было это «что-то» разглядеть. Я подбежала и начала топать ногой перед его мордой. Хитрый серый не сдавался и все бросался, и бросался… Но я отлично держала позиции, постепенно отгоняя его. Через несколько моих попыток он отошел дальше и стал думать, каков его план по захвату цели. Пока было время мы с друзьями разделили обязанности: Вероника стала хранителем вкусняшек, Максим держал оборону, а мне нужно было взять кроху на руки, которую еще недавно бил лапами мохнатый. Хлопая крыльями, осматривая все, черная птичка пыталась отпрыгнуть дальше от коварного кота. Серый успел подбежать к ней и ударить лапой, как бы говоря: «Ужин мой, ты не суетись, я тебя все равно съем». Мы отогнали кота, но самое сложное еще только ждало меня. Птица не могла взлететь, поэтому нам нужно было взять ее на руки и переместить в безопасное место. Ух, это решила сделать я, несмотря на то, что птицы меня вводят в ступор и с невероятной силой выбивают из зоны комфорта.

— Возьмите ее платочком, — откуда-то послышался голос. Видимо, соседи решили, что наше представление стоит пропущенных передач по телевизору.

— Ань, и правда, возьми салфеткой, — подруга поддержала.

— О! У меня есть маска! — воскликнула я, покопавшись в сумке. Хоть где-то она может пригодиться.

Раскрыв маску, я взяла за веревочки и подставила перед птицей. По моей задумке, она должны была залезть и спокойно сидеть, будто в гамаке. Она, конечно, запрыгнула, но через пять секунд совершила неудачную попытку взлететь, поэтому шлепнулась на землю. Маска испачкалась, но я искренне обрадовалась, что следов крови не было. Мои руки дрожали. В прошлом году я час выгоняла стрижа с балкона, а сейчас у меня этого часа не было. Кот все еще активно следил за птицей и ждал наших ошибок.

Предприняв еще несколько попыток, птичка была внутри маски, а кот начал чувствовать, что у его ужина появляется право на жизнь. Соседи одобрительно что-то сказали и вернулись к своим занятиям. Пришлось сделать а-ля сумочку, чтобы крыльями лишний раз не махала, ведь мы собрались найти ей новое место. «Сумочку» со стрижом я несла трясущимися руками, слегка поддерживая снизу. Его сердце часто билось, будто он решил танцевать джайв. Птичке страшно, она не понимает, что было, что будет, можно ли нам доверять… Я смотрела на нее, говорила ей, что все хорошо, что она молодец, и сейчас мы её окончательно спасем. Мне пришлось проглотить свой страх, ведь я понимала, что обязана спасти жизнь! В душе я плакала каждый раз, когда кот успевал подбежать к птице.

Спросив у своих, можно ли оставить стрижа хотя бы на ночь на балконе, я получила отрицательный ответ. В подъезде, почувствовав себя в безопасности, птичка ожила и начала вырываться из самодельной сумочки. Только не это! Не придумав ничего лучше, я очень аккуратно прижала ее к своему животу. Стриж мотал головой из стороны в сторону, пытаясь меня клевать, а так же ползти по мне. Это была самая тревожная и долгая поездка длиной в 6 этажей. Я смотрела в глаза птицы и понимала, что сейчас делаю настолько для меня важное дело, что сложно даже сравнение придумать. Наконец-то первый этаж! Открываю дверь и опускаю руки. Мое чудо цепко держится за футболку и, может, думает, как полететь, а может просто боится. Попытка номер… и…бух. Ну ничего, «зачерпывать» птичку маской, как суп половником, я уже научилась. Еще, еще и еще несколько неудач. Я четко решила, что пока она не улетит — не уйду. Возможно посажу на дерево, ну это совсем на крайний случай. Меня трясет так же, как и птичку. В наших глазах страх за ее жизнь. И вот, она взлетает, немного теряет высоту, но летит и заворачивает за машину.

Уже в квартире мне говорят, что если она не может взлететь, то возможно, у нее обезвоживание. Вдвоем с Вероникой мы спускаемся на улицу и обходим всю площадь, где она могла бы быть. Не найдя ее, мы успокаиваемся — ее полет сложился удачно.

— Я думаю, что это единственный раз, когда маска спасла кому-то жизнь, — говорю я в шоковом состоянии. Довольная улыбка за выполненную миссию сияет на моем лице.

«Мы в ответе за тех, кого приручили,»- проносится у меня в голове. Я будто мама, которая выпустила птенчика на свободу. Мне кажется, что теперь я буду переживать за птицу еще какое-то время. Я очень трепетно отношусь к животным. Их мне хочется оберегать и спасать. А этот случай был коктейлем из спасенной жизни и преодоленного страхом. Не знаю, догадываетесь ли вы, как сильно я боюсь птиц, но при этом, как резко я могу задушить страх, зная, что от меня зависит чья-то жизнь.

Анна ХРИСТОФОРОВА, фото автора

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>