• Сегодня: Четверг, Март 4, 2021

«Важное качество учителя — не забывать, что он был ребенком»

учитель

Встретить учителя с большой буквы — удача! Того, кто любит детей, любит свою работу, ценит всё это. Кто не забывает, что тоже был ребенком, что тоже было сложно. Учитель — это призвание. Если человек, действительно, работает по призванию, то он будет лучшим в своём деле. Я хочу рассказать о своём учителе русского языка и литературы Ирине Александровне Грошевой, потому что, думаю, что она обладает всеми вышесказанными качествами. Не буду кривить душой — она пробудила мой интерес к литературе, да и приняла немалое участие в моем литературном творчестве.

 

 

1xcOb4z-KPo

 

 

— Вы всегда хотели стать учителем?

— Никогда не хотела быть учителем.

— А кем хотели?

— Сначала я хотела быть актрисой, потом — журналистом-международником. Чтобы стать актрисой, я ходила в кружок художественного слова, училась читать выразительно стихи. Даже попала на экзамен в наш Воронежский институт искусств на актерский факультет. Первый тур я не прошла, мне сказали: «Вы не выговариваете букву «Щ». Всё, на этом моя карьера актрисы закончилась. Узнав условия приема на факультет журналистики, я поняла, что у меня должно быть три публикации хотя бы в местной прессе. Мне посоветовали пойти в трамвайное депо, взять интервью у кого-нибудь и опубликовать в их газете (у них была своя газета). Депо выпускало эту газету, уже и не помню, как она называлась. И я пошла. Помню огромную территорию, рельсы, шпалы, вагоны и ни души. Я шла, шла и думала: «Господи, кого же мне здесь найти, кого же мне здесь поймать, и как вообще мне к человеку с вопросами приставать, это же как-то не есть хорошо». В общем, я испугалась и убежала. Как говорила моя мама: «Ты не сможешь быть журналистом, потому что у тебя нет этой черты характера, которая должна быть у журналиста». Она ее обозначила так: «Его гонят в дверь — он в окно. Его гонят в окно — он в трубу. Но он все равно добивается своего. У тебя нет настойчивости!» Наверное, она была права. И мои попытки стать журналистом или актрисой закончились.

— И куда вы поступили?

— После моих метаний мама сказала: «Так, все, хватит, идешь в пединститут». И я пошла. Поступила в Воронежский государственный педагогический институт. Поступила в институт, а окончила уже университет, потому что через 4 года он стал университетом. Так что в дипломе у меня написано «Воронежский государственный педагогический университет». В 1995 году я начала работать учителем русского языка и литературы в нашей школе № 70.

— Сложно было?

— Наверное, да. Я уже не помню. Были 90-ые годы — совершенно другое время. К школе не было такого пристального внимания, как сейчас. Вообще никакого внимания не было. Мы делали, что хотели. Поэтому единственная моя сложность была в том, что я уставала. Первый год очень сильно. Потом втянулась, привыкла. И как-то все успокоилось. А вот тем, кто сейчас начинает работать, я не завидую. Сразу огромная нагрузка в разных параллелях, неудобное расписание, давление со стороны администрации, родителей, негативное отношение к этой профессии в обществе, инклюзия…

— Сложно ли находить общий язык с учениками, с учителями?

— Для меня нет. Я уже давно заметила, что в моем характере есть такая черта, не знаю, хорошая она или плохая, но есть она: я могу понять практически любого человека. Процентов 90 я могу понять, а 10 процентов оставим на всякий случай. Это те поступки, те мысли, тот образ жизни, то мировоззрение, которые я не могу понять. Например, тех, кто унижает и оскорбляет другого человека. А остальных — могу. Поэтому мне, наверное, не сложно находить общий язык. Ни с учениками, ни с коллегами, ни вообще с другими людьми.

— Помните о своих школьных годах?

— Самое яркое воспоминание из школы: 1982 год, я во 2 классе, умер Леонид Ильич Брежнев. Помню, что была перемена, мы в классе что-то делали, когда вошла наша уборщица Анна Федоровна (до сих пор помню, эту харизматичную старушку, которая гоняла нас мокрой тряпкой), наклонилась к уху учительницы, что-то ей прошептала, та побледнела и тихо-тихо сказала нам: «Леонид Ильич умер». Мы все испуганно замерли… Кто-то заплакал. Вот это запомнила. Почему-то нам казалось, что раз Леонид Ильич умер, то жизнь кончена и дальше будет очень плохое. Еще помню, как в 1983 году соседка, тоже ученица нашей школы, поведала мне: «А ты слышала, в 85 году будет конец света?» Я еще тогда подумала: «Два года жить осталось… Как жаль!» Это всё воспоминания из начальной школы.

— Ваши любимые или нелюбимые предметы в школе?

— Когда мне задают этот вопрос, я немного теряюсь. Я не могу ответить, потому что не помню. Не могу выделить какой-то один предмет ни как любимый, ни как нелюбимый. У меня параллельно со школой была еще своя жизнь, связанная с совершенно другими вещами: увлечение индийской культурой, дружба с индийскими студентами, занятия восточными танцами. И там впечатлений было гораздо больше. Школа как-то прилагалась, особо не мешала, но и не впечатляла.

— В вузе нравилось учиться? Было легче или сложнее?

— Не могу сказать, легче или сложнее. По всей видимости, была привычка к учебному труду, поэтому после школы в вузе я не почувствовала особой разницы. Может, были другие проблемы в вузе, связанные не с учебой, а с общением. Потому что было несколько странных однокурсниц, которые что-то от меня хотели, а я не понимала что. Как-то подкалывали, поддразнивали, но я внимание не обращала. Не скажу, что было тяжело. Помню, как сдавала выпускные государственные экзамены. У нас была такая система: либо ты пишешь диплом, либо ты сдаешь 3 государственных экзамена. Я выбрала сдавать экзамены. Три экзамена с промежутком в 10 дней. Я помню очень хорошо, как готовилась: накануне гуляла весь день, потом закрывалась в квартире и не выходила 10 дней. С утра до ночи учила, учила, учила и учила. Вся квартира была засыпана тетрадками, листочками, учебниками. Я целый день среди них ползала. Потом шла, сдавала экзамен, опять гуляла целый день и снова запиралась в квартире. Вернулась к жизни я через месяц, когда сдала все экзамены.

— Как считаете, что лучше: ОГЭ и ЕГЭ или устные экзамены? Какие у каждого варианта плюсы и минусы?

— Сложный вопрос. Плюсы устного экзамена в том, что мы готовились к ответам по билетам. Мы учили, мы пересказывали, мы говорили. Наша речь часто использовалась, мы должны были формулировать свои мысли так, чтобы нас понимали. Умение говорить на определенную тему, отвечать на вопросы, наша спонтанная речь — всё это формировалось и активно развивалось. Если бы наша речь не была хорошо развита, мы бы не смогли ответить по билетам. Мы должны были говорить с полным пониманием того, о чем говорим, иначе нельзя сдать экзамен. С данной стороны это, конечно, плюсы. Насчет минусов… Любые экзамены — это огромный стресс независимо от формата: устный или ОГЭ, ЕГЭ. Чем этого стресса меньше, тем лучше. Мы сдавали, наверное, около 5 экзаменов, хотя люди моего возраста говорят, что 7, но я такого не помню. А сдав экзамены в школе, мы подавали документы в какой-нибудь вуз, причем только один, и начинали готовиться к вступительным экзаменам. Так что все лето после окончания школы было посвящено экзаменам и подготовке к ним. Только во второй половине августа можно было отдохнуть, но расслабиться полностью было невозможно: ждали результатов — поступил, не поступил.

Сейчас, если говорить о ЕГЭ, то я вижу такие плюсы: свои результаты можно разослать в 5 вузов (дополнение из источников информации: в каждом вузе можно подать на 3 факультета, то есть, целых 15 шансов поступить), также можно отослать документы в вуз другого города, у нас такой возможности не было, только если ехать туда, лично подавать документы, где-то жить, сдавать экзамены. И повторюсь, это только один вуз. Сейчас благодаря ЕГЭ вы можете поступить в любой вуз страны. Еще плюс, что этот экзамен единый: выпускной и вступительный, вы сдаете один экзамен, а не два. Минус в том, что тесты не показывают объективно знания абитуриентов, но тесты — это же еще не все, в любом предмете есть задания, требующие развернутого ответа: где-то написать сочинение, где-то решить задачу. Это все сложнее, чем тест, и знания проверяются глубоко. Я бы не сказала, что сейчас экзамены «отупляют», как сейчас многие считают, нет. Но, безусловно, то, что мы уделяем мало внимания устной речи — это огромный минус. Я считаю, что в некоторые вузы стоит делать дополнительные испытания, уже приближенные к будущему роду деятельности, например, в творческие вузы или на ту же журналистику. В целом, я считаю, что сейчас даже лучше, чем было раньше.

— Любовь к литературе к вам пришла из детства или с работой?

— С работой. Причем не сразу. Когда была студенткой, а потом первые годы в школе, мне больше нравился язык, чем литература. Я просто не очень понимала, как преподавать литературу. В вузе не смогли этому научить. Методику преподавания языка очень хорошо давали, а методику преподавания литературы — практически нет. Наша преподавательница уже была в возрасте, сильно болела. Она говорила, что учеников надо удивлять. Что я однажды и сделала. Это была коммуникативная атака, о которой она нам рассказала на лекциях в институте. Цель — заинтересовать сразу же, с первых минут урока. Был урок в 10 классе. Первый по роману «Преступление и наказание». Я заранее принесла топор, спрятала его в столе, а сразу же после звонка, как все сели, достала и положила на стол. Внимание было обеспечено. И дисциплина тоже.

Но несмотря на интересные рассказы о школе, методику преподавания как таковую, она нам не давала. Поэтому я вышла из института, не понимая, как преподавать литературу. А раз я не понимала, то мне это и не нравилось.

Позже, когда о методике преподавания языка я узнала если не все, то большую часть, тогда стал просыпаться интерес и к литературе. На данный момент мне нравятся и язык, и литература, но тайны языка уже практически раскрыты (понимаю, что звучит это несколько самонадеянно, а потому очень глупо), а в литературе их до сих пор бесконечное множество. Готовясь к урокам, проводя их, беседуя с учениками, я и сама учусь, постоянно узнаю что-то новое, развиваюсь. Да, преподавать литературу сложнее, но и интереснее. И, опять же, это такой кладезь, который не исчерпать.

— Вы в основном читаете классическую или современную литературу?

— Раньше я читала классику, а сейчас, может быть, под влиянием учеников, дочери, у которой свои, отличные от моих, вкусы в литературе (у нее в комнате свой личный стеллаж), я стала интересоваться современной литературой. Сейчас я предпочитаю читать именно ее. Могу посоветовать книги Фредерика Бакмана (сейчас читаю именно его), Гузели Яхиной, Дины Рубиной, Маркуса Зусака… Любителям женской литературы – Маша Трауб, Виктория Токарева, Мария Метлицкая.

— Много ли ваших бывших учеников становятся учителями, и какое у вас к этому отношение?

— Трое. Все они из одного выпуска, 2003 года. Из последующих выпусков никто не стал учителем. Плохо это или хорошо — не знаю, если они нашли свое место в школе — это хорошо. И это можно сказать о любой профессии. Если человек нашел свое место в профессии, если ему нравится, если у него получается, если он работает по призванию, неважно кем, хоть учителем, хоть врачом, хоть инженером, хоть журналистом, хоть сантехником — он счастлив. Если же он работает только лишь потому, что нужно работать, нужно зарабатывать, а ему это не нравится — такого человека можно только пожалеть.

— Отличаются ли вообще чем-то разные поколения учеников?

— Да. Не сильно, но отличаются. Вы другие, и для вас это лучше. Вы более свободные, вы более раскрепощенные, вы более активные, вы больше понимаете, что в этой жизни вам нужно, понимаете, как этого добиваться.

— Хотели бы вы что-то изменить в современной школе?

— Наверное, любой человек хочет что-то изменить. Любого учителя спроси — скажет: «Да, хочу!» Что бы я хотела изменить? Во-первых, я бы хотела, чтобы должность «классный руководитель» была отдельной, чтобы предметник занимался предметом, развивался в этом направлении сам и развивал своих учеников. А классным руководством занимался отдельный человек. Потому что это разные направления работы, они оба очень сложны и требуют полной отдачи сил. Во-вторых, я бы изменила систему оценивая, потому что у нас сейчас вроде пятибалльная система, а по факту она трехбалльная. Двойки ставить с каждым годом становится все сложнее и сложнее, хотя не менее нужно, чем раньше. Если бы это были хотя бы 12 баллов, как в той же Украине, а еще лучше 100 баллов, это было бы замечательно. Не было бы таких понятий, как «двойка», «тройка», «четверка» и «пятерка», они не нужны. Сравните: вот тройка, у одного ученика средний 2,56, у него стоит 3, а у другого ученика 3,46, и у него тоже стоит 3. Но это абсолютно разные тройки! Еще бы я хотела, чтобы в каждой школе, начиная с 9 или хотя бы с 10 класса, было бы профильное обучение. Чтобы ученики могли выбирать, какие предметы им интересны, какие пригодятся в дальнейшей жизни, и более тщательно ими занимались. А на остальные тратили меньше времени.

Также все учителя мечтают о снижении бумажной нагрузки. Главными документами любого классного руководителя или учителя должны быть журнал и рабочая программа, больше ничего. Всё освободившееся время – творчеству и общению с учениками. И чтобы вообще меньше государство лезло в образование. Хотя, я понимаю, что это исключено, потому что школа у нас государственная, заказчик образования — государство, а раз оно платит, то оно музыку и заказывает.

— Самые важные качества, которыми должен обладать учитель?

— Наверное, самое важное качество учителя — не забывать, что он тоже когда-то был ребенком. Тоже когда-то был учеником, тоже когда-то ошибался, ленился, не успевал… Нужно с высоты своего возраста уметь смотреть на все это снисходительно, стремиться к пониманию и принятию своих учеников любыми.

— Любите свою работу?

— Да. Люблю. Понимаю, что, наверное, это то, чем мне нравится заниматься, чем у меня получается заниматься, хотя, конечно, всякое бывает: и удачи, и неудачи, и взлеты, и падения, бывают дни, когда хочется все бросить. Но, как говорится, в жизни бывает все, и разница лишь в том, что у одних жизнь проходит на светлом фоне, а у других на темном. И если все ваши удачи, неудачи, радости или слезы, печали случаются на светлом фоне, то вы счастливый человек, а если же все это происходит на темном фоне, даже радость, то что-то в вашей жизни не так, и нужно это менять. Всё, что в моей жизни происходит, происходит на светлом фоне.

 

Беседовала Евгения РУССОВА, фото из личного архива Ирины Грошевой

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать HTML теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>